---   Война с терроризмом   ---

Израиль

  

 

Шмуэль Кац.  Земля раздора


Действительность и фантазии в Эрец-Исраэль

Перевод с Иврита Ефрема Бауха
Израиль, 1992

2. Беженцы

Только такие писатели, как Джордж Орвелл или Франц Кафка, могли бы выразить всю парадоксальность продолжающейся несколько десятилетий истории с арабскими беженцами.

Более тридцати трех лет в мировом сознании бытует лишенный всякого основания взгляд на эту проблему. Взгляд этот можно более или менее точно выразить так: в 1948 году евреи атаковали арабские поселения Эрец-Исраэль, изгнали жителей и, таким образом, создали государство Израиль. Арабов, жаждущих мира и оказавшихся беженцами было столько-то (здесь можно назвать любое число, пришедшее на ум, — миллион, полтора миллиона, два миллиона). Справедливости ради нужно вернуть беженцев домой, а до тех пор мир (имеется в виду — все, кроме арабов) обязан содержать их.

Арабских беженцев считают беженцами несмотря на то, что они бежали не из-за каких-либо репрессий или обоснованного страха перед ними, а по инициативе своих лидеров (единственный в мире случай). Все эти годы арабские лидеры держали беженцев в бедности, препятствуя малейшему улучшению их положения, и перед всем миром козыряли этим. Руководители движения надеялись, что можно будет вернуться, изгнать евреев, на плечи которых они возложили всю тяжесть вины за создавшееся положение.

Выясняется, что легче всего понять всю глубину лжи, обратив внимание на тот простой факт, что в то время, когда проводилось "жестокое" изгнание арабов сионистами, никто в мире не заметил этого события.

Множество иностранных корреспондентов, которые вели репортажи о войне 1948 с обеих воюющих сторон, ничего не видели и не слышали об этом, и, что особенно важно, даже те, кто был враждебно настроен по отношению к евреям. Они писали о бегстве арабов, но не было и намека на изгнание. За три месяца — апрель, май и июнь 1948, — когда бегство достигло пика, лондонская "Таймc" (тогда открыто враждебная к сионистам) в дополнение к обширным корреспонденциям опубликовала также одиннадцать редакционных статей о положении в Эрец-Исраэль. И ни в одной из этих статей и слова не было о том, что сионисты изгоняют арабов.

Еще более интересен тот факт, что ни один из арабских представителей печати не обмолвился об этой проблеме. В самый разгар бегства, 27 апреля, Джемаль Хуссейни, главный представитель арабов Эрец-Исраэль в ООН, выступил с пространным политическим заявлением против сионистов, но даже не упомянул о беженцах. Через три недели так же резко выступил с заявлением по всем вопросам, связанным с Эрец-Исраэль, генеральный секретарь Лиги арабских стран Азам Паша. И опять — ни слова о беженцах. Никто не изгонял арабов из Эрец-Исраэль. Большинство из них покинуло дома добровольно или по приказу и при поддержке лидеров, полагаясь при этом на их обещания, что уход арабского населения поможет в войне против Израиля. Нападения арабов Эрец-Исраэль на евреев начались через два дня после решения ООН от 29 ноября 1947 года о разделе западной Эрец-Исраэль на арабское и еврейское государство. Семь соседних арабских стран — Сирия, Ливан, Иордания, Ирак, Саудовская Аравия, Йемен и Египет — заранее начали готовиться к вторжению, ожидая того момента, когда будет объявлено о рождении государства Израиль.

"Победа обеспечена, — говорили арабы, — но добиться ее можно будет гораздо легче и с меньшими потерями, если местное арабское население освободит путь. Оно вернется вслед за победоносными арабскими войсками не только к своим домам и имуществу, но еще получит дома и имущество побежденных и уничтоженных евреев". С 1 декабря 1947 года по 15 мая 1948 года шли бесконечные столкновения между бесчинствующими местными арабскими бандами, которые направляла разваливавшаяся на глазах британская власть, и военными еврейскими организациями.

Первыми добровольно ушли состоятельные городские арабы, они не торопясь покинули свои дома в декабре

1947 года и в начале 1948. На этом этапе бегство не объявили еще политическим шагом и не сделали средством идеологической борьбы. Поэтому 30 января 1948 года газета "Аш Шааб" писала:

"В первую группу нашей пятой колонны входят люди, покидающие свой дом и свое дело, чтобы жить в другом месте... С первыми признаками бедствия они уносят ноги, чтобы не оказаться в огне борьбы..."

Еженедельник "Ас Цариях" через два месяца, 30 марта 1948 года, в еще более резких выражениях обвинил жителей Шейх-Мунис и других деревень вокруг Тель-Авива: "Они опозорили всех нас тем, что оставили свои села".  5 мая корреспондент лондонской газеты "Таймc" в Иерусалиме сообщал: "Арабские улицы поражают пустынностью. Вероятно, арабы из Иерусалима бежали по печальному и унизительному примеру арабов из Яффо и Хайфы".

Когда в конце зимы и в начале весны 1948 усилились нападения местных арабов, усилилось и давление не арабское население: арабов просили покинуть морское побережье и подняться в горы, чтобы не создавать трудностей вторжению арабских армий. Еще до официального провозглашения государства Израиль — англичане еще властвовали в Эрец-Исраэль — более 200 тысяч арабов покинули побережье.

Подстрекателями были местные лидеры. Монсеньор Джордж Хаким, который был тогда греко-католическим епископом Галилеи и наиболее авторитетной фигурой христианской церкви в Эрец-Исраэль, в интервью бейрутской газете "Цде аль-жануб" 16 августа 1948 года сказал так:

"Беженцы были уверены, и их официально поддержали в этой уверенности, что уходят они ненадолго и скоро, через неделю-две, вернутся. Их лидеры обещали им, что арабские армии в два счета уничтожат "сионистские банды" и нет никакой опасности, что они уходят надолго".

Эти факты были всем известны. Лондонский еженедельник "Экономист" сообщил недвусмысленно и по-деловому 2 октября 1948 года:

"Из 62 000 арабов, живших в Хайфе, осталось не более 5 000-6 000. Различные факторы повлияли на их решение обеспечить себе безопасность бегством... Несомненно, главной причиной были декларации и воззвания Высшего арабского совета, требующего от арабов покинуть свои дома и хозяйства... Ясно давали понять, что арабы, которые останутся в Хайфе под властью евреев, будут рассматриваться как изменники".

Вот слова арабской радиостанции Ближнего Востока, вещавшей с Кипра (3 апреля 1949 года):

"Мы должны помнить, что Высший арабский совет поддерживает уход арабов, проживающих в Яффо, Хайфе и Иерусалиме".

Главный арабский пропагандист в то время, секретарь Лиги арабских стран в Лондоне Эдуард Атия, пытаясь дать этим событиям разумное объяснение, писал в книге "Арабы" (Лондон, 1955):

"...Это всеобщее бегство явилось большей своей частью выражением веры арабов в широковещательные сообщения и призывы совершенно лишенной чувства реальности арабской печати и в безответственные выступления некоторых арабских лидеров, обещавших, что в течение короткого времени евреи будут разбиты армиями арабских стран, и арабы Палестины смогут вернуться на свою землю..."

А вот что писал в своей книге "Новая звезда на Ближнем Востоке" (Нью-Йорк, 1950) Кеннет Билби, американский корреспондент, работавший в Израиле во время войны 1948 года и позднее:

"Бегство арабов, во всяком случае в начале, поддерживалось большинством арабских лидеров, таких, как Хадж Амин аль-Хусейни, пронацистски настроенный иерусалимский муфтий, и всем Высшим арабским советом в Эрец-Исраэль. Первую волну поражений арабов они считали временным явлением. Если арабы убегут в соседние страны, это заставит народы этих стран сделать большее усилие в поддержку вторжения. А когда оно завершится, беженцы смогут вернуться в свои дома, да еще присвоить имущество евреев, сброшенных в море". После войны лидеры арабов Эрец-Исраэль пытались сделать все возможное, чтобы их подопечные забыли о призывах к уходу из Эрец-Исраэль начала весны 1948 года. Теперь они сами обвиняли лидеров вторгшихся арабских стран в том, что те поддержали клич к бегству, брошенный арабским советом.

Еще до окончания войны, 6 сентября 1948 года, в интервью лондонской газете "Дейли Телеграф" в Бейруте Эмиль Гури, секретарь Высшего арабского совета, который представлял официальное руководство арабов Эрец-Исраэль, сказал:

"Не хочу никого обвинять, хочу лишь помочь беженцам. Положение, в котором они оказались, — непосредственный результат действий арабских стран, выступивших против разделения и создания еврейского государства. Арабские государства единодушно согласились с этой политикой, и они обязаны участвовать в решении проблемы".

Оглядываясь назад, иорданская газета "Фаластын" писала 19 октября 1949 года:

"Арабские государства поддерживали арабов в их решении временно оставить дома, чтобы не мешать вторжению арабских армий".

Нимер аль-Хавари, командир молодежной организации арабов Эрец-Исраэль, цитирует в своей книге "Тайные причины катастрофы" (Нацерет, 1952) слова премьер-министра Ирака Нури Сайда:

"Мы разгромим эту страну с помощью нашего оружия и сотрем с лица земли любое место, в котором захотят спрятаться евреи. Арабы должны переправить своих жен и детей в безопасные районы до окончания боев".

Столь же откровенно писал 8 июня 1951 года пресс-атташе Лиги арабских стран Хабиб Исса в ежедневной ливанской газете "Аль Хода", выходящей в Нью-Йорке: "Генеральный секретарь Лиги арабских стран Азам Паша заверил арабов, что захват еврейских земель и оккупация Тель-Авива будет просто военной прогулкой... Он подчеркнул, что арабские армии уже стоят на границах и что миллионы, которые евреи вложили в экономическое развитие, станут легкой добычей арабов, ибо дело стоит за немногим: сбросить евреев в Средиземное море... Арабам Палестины дали братский совет: оставить дела, земли и имущество и ждать своего часа в соседних братских странах, пока арабская артиллерия не сделает свое дело".

В 1952 году Высший арабский совет в коммюнике, направленном Лиге арабских стран, выступил с резкими нападками на арабских лидеров (опубликовано в Каире);

"Некоторые из арабских лидеров в арабских столицах возвещали, что они благословляют эмиграцию арабов в соседние страны до момента полного захвата земель Палестины. Многие из арабов были обмануты этими воззваниями. Для арабов, решивших покинуть дома, было естественно найти временное убежище на землях соседних арабских стран и находиться вблизи родных мест, чтобы иметь с ними связь до того момента, когда настанет час возвращения, о котором, не скупясь на обещания, говорили им ответственные лица в арабских странах. Многие были уверены, что этот час настанет вот-вот, буквально сегодня".

Наиболее откровенными были слова одного из беженцев:

"Арабские правительства сказали нам: уходите, чтобы мы могли войти. Так мы и ушли. Но они не вошли." ("Ад Дфаа", ежедневная иорданская газета, 6 сентября 1954 года).

Через четыре месяца после начала вооруженных выступлений местных арабов и за месяц до организованного вторжения семи арабских стран на территории, которую ООН отвела еврейскому государству, еще оставалась половина арабского населения. И тут началось сделать все возможное, чтобы их подопечные забыли о призывах к уходу из Эрец-Исраэль начала весны 1948 года. Теперь они сами обвиняли лидеров вторгшихся арабских стран в том, что те поддержали клич к бегству, брошенный арабским советом.

Еще до окончания войны, 6 сентября 1948 года, в интервью лондонской газете "Дейли Телеграф" в Бейруте Эмиль Гури, секретарь Высшего арабского совета, который представлял официальное руководство арабов Эрец-Исраэль, сказал:

"Не хочу никого обвинять, хочу лишь помочь беженцам. Положение, в котором они оказались, — непосредственный результат действий арабских стран, выступивших против разделения и создания еврейского государства. Арабские государства единодушно согласились с этой политикой, и они обязаны участвовать в решении проблемы".

Оглядываясь назад, иорданская газета "Фаластын" писала 19 октября 1949 года:

"Арабские государства поддерживали арабов в их решении временно оставить дома, чтобы не мешать вторжению арабских армий".

Нимер аль-Хавари, командир молодежной организации арабов Эрец-Исраэль, цитирует в своей книге "Тайные причины катастрофы" (Нацерет, 1952) слова премьер-министра Ирака Нури Саида:

"Мы разгромим эту страну с помощью нашего оружия и сотрем с лица земли любое место, в котором захотят спрятаться евреи. Арабы должны переправить своих жен и детей в безопасные районы до окончания боев".

Столь же откровенно писал 8 июня 1951 года пресс-атташе Лиги арабских стран Хабиб Исса в ежедневной ливанской газете "Аль Хода", выходящей в Нью-Йорке: "Генеральный секретарь Лиги арабских стран Азам Паша заверил арабов, что захват еврейских земель и оккупация Тель-Авива будет просто военной прогулкой... Он подчеркнул, что арабские армии уже стоят на границах и что миллионы, которые евреи вложили в экономическое развитие, станут легкой добычей арабов, ибо дело стоит за немногим: сбросить евреев в Средиземное море... Арабам Палестины дали братский совет: оставить дела, земли и имущество и ждать своего часа в соседних братских странах, пока арабская артиллерия не сделает свое дело".

В 1952 году Высший арабский совет в коммюнике, направленном Лиге арабских стран, выступил с резкими нападками на арабских лидеров (опубликовано в Каире);

"Некоторые из арабских лидеров в арабских столицах возвещали, что они благословляют эмиграцию арабов в соседние страны до момента полного захвата земель Палестины. Многие из арабов были обмануты этими воззваниями. Для арабов, решивших покинуть дома, было естественно найти временное убежище на землях соседних арабских стран и находиться вблизи родных мест, чтобы иметь с ними связь до того момента, когда настанет час возвращения, о котором, не скупясь на обещания, говорили им ответственные лица в арабских странах. Многие были уверены, что этот час настанет вот-вот, буквально сегодня".

Наиболее откровенными были слова одного из беженцев:

"Арабские правительства сказали нам: уходите, чтобы мы могли войти. Так мы и ушли. Но они не вошли." ("Ад Дфаа", ежедневная иорданская газета, 6 сентября 1954 года).

Через четыре месяца после начала вооруженных выступлений местных арабов и за месяц до организованного вторжения семи арабских стран на территории, которую ООН отвела еврейскому государству, еще оставалась половина арабского населения. И тут началось настоящее бегство. Часть населения была охвачена паникой. Села наполнились слухами об "ужасных жестокостях" евреев, особенно после боя в селе Дир-Ясин около Иерусалима. Это село было базой арабских сил, которые постоянно угрожали движению еврейского транспорта по шоссе Иерусалим — Тель-Авив. Дир-Ясин пытались взять приступом силы Эцела и Лехи, но село удалось захватить только после восьми часов упорного боя и с помощью пришедших на помощь броневиков Палмаха. Фактор неожиданности еврейские силы упустили, и арабы сражались за каждый дом. Евреи потеряли треть своих сил убитыми и ранеными, 40 человек из 120. Арабы, забаррикадировавшись в домах, не вывели оттуда членов своих семей. Поэтому среди убитых были женщины и дети.

Арабские лидеры не замедлили воспользоваться такой возможностью. Миру сообщили воспламеняющую воображение весть о "резне", и она облетела все английские газеты. Общепринятая "ортодоксальная" версия случившегося до сих пор верно служит врагам Израиля и антисемитам. [Я коснулся истории "дир-ясинского навета" в книге "Огненные дни" (Тель-Авив, 1966; Лондон, 1968). Сионистский истэблишмент в 1948 году в желании очернить инакомыслящее подполье поддержал этот навет. Спустя годы министерство иностранных дел Израиля в сообщении "Дир-Ясин", опубликованном 16 марта 1969 г., сняло обвинения. До этого, в пятую годовщину боя, 9 апреля 1953 г., очевидец-араб Юнеc Ахмад Асад из Дир-Ясина писал в иорданской ежедневной газете "Аль-Урдун": "Евреи вообще не собирались нападать на жителей села, но вынуждены были это сделать после того, как наткнулись на перекрестный массированный огонь, в результате которого погиб командир группы". ]

Английский офицер генерал Глабб Паша, который до 1948 года много сделал для создания арабского легиона, писал 12 августа 1948 года в лондонской "Дейли мейл":

"Арабские граждане были охвачены паникой и повели себя позорно. Часто села оставлялись задолго до того, как до них докатывалась война".

Беженец из Дир-Ясина Юнее Ахмад Асад писал в газете "Аль-Урдун":

"Арабы из других сел бежали не из-за боев, а из-за рассказов арабских лидеров об ужасах, которые те распространяли, чтобы усилить в арабах желание мстить евреям".

Еще четверть миллиона арабов оставили территорию государства Израиль в конце весны и в начале лета 1948 года.

****

Всюду, где была возможность, евреи старались предотвратить бегство арабов. Епископ Галилеи Хаким подтвердил секретарю Американского христианского палестинского совета Карлу Бару тот факт, что "арабы Хайфы бежали несмотря на то, что еврейские местные власти гарантировали им безопасность и права как гражданам Израиля" (30 июня 1949, газета "Нью-Йорк геральд трибюн").

События более детально освещены в отчете от 26 апреля 1948 года штаба британской полиции в Хайфе главному управлению в Иерусалиме:

"Евреи стараются всеми силами убедить арабских жителей остаться, продолжать нормальную жизнь, открывать магазины и конторы, ничего не бояться..."

Усилия были напрасными. Вот как продолжается отчет: "Длинный караван в сопровождении [английских] войск вышел вчера из Хайфы в Бейрут... Отъезд морем не прекращается". Через два дня — новый отчет:

"Евреи все еще стараются убедить арабское население остаться в городе и продолжать нормальную жизнь... Еще один караван вышел из Тират-Хайфа в Иорданию. Отъезд морем продолжается. Все портовые причалы полны беженцами и их багажом, люди ищут любую возможность достать места на лодках, уходящих из Хайфы". [ Документы британской полиции были захвачены Хаганой после того, как через две недели британцы оставили Хайфу.]

Организованный отъезд был результатом переговоров о перемирии после того, как еврейские силы отбили атаку арабов и овладели городом. Арабские военные представители не хотели подписать соглашение о прекращении огня и просили англичан помочь перевезти арабское население в соседние страны. Англичане выделили средства, в основном грузовики.

Лидеры и официальные представители арабов Эрец-Исраэль подчеркивали добровольный характер отъезда и гордились этим. Еще до массового отъезда Джемаль Хуссейни, председатель Высшего арабского совета, сообщил в Совете безопасности ООН:

"Арабы не хотели оказаться в плену перемирия... Они предпочли оставить дома, имущество, все, что у них есть, и уйти из города. Так они и сделали." (Записки Совета безопасности ООН, третий год, N62, 23 апреля 1948, с. 14).

Большинство беженцев не ушло дальше соседних стран. Одни осели в горах Иудеи и Самарии, оказавшись под иорданской властью. Другие остановились в Акко. Оттуда они могли взирать на родной город Хайфу и терпеливо ждать того момента, когда можно будет вернуться вслед за увенчанными победами войсками арабских государств. Победоносные войска так никогда и не пришли, вместо этого Акко был взят с боем еврейскими войсками, и опять пришлось арабам собираться в дорогу.

Спустя два года Высший арабский совет в обращении к Лиге арабских стран писал:

"Военная и гражданская администрация евреев, их представители выразили глубокое сожаление по поводу решения арабов [покинуть места жительства]. Мэр города Хайфы [еврей] обратился к делегации арабов с призывом отменить решение".

Когда выяснилось, что арабам не удалось захватить Эрец-Исраэль, и обещания арабских лидеров вскоре захватить еврейское имущество оказались безответственными, у арабов появилась новая тема: Израиль виноват в создавшейся ситуации и должен заботиться об арабских беженцах.

Вначале подобные рассуждения были естественной попыткой арабских лидеров перенести ответственность на евреев, но вскоре превратились в сильнейшее пропагандистское оружие против Израиля.

Даже мудрые заступники арабов, которых правила ведения спора заставляют иногда сражаться с очевидными фактами, избегают слишком подробно обсуждать этот вопрос. Приведу пример. Так, Альберт Хорани в лондонской газете "0бсервер" 3 сентября 1967 года говорит о "легенде, согласно которой арабы ушли добровольно после того, как получили приказ от своих лидеров". "Этому есть очень слабые свидетельства", — пишет господин Хорани. Кто из его читателей знаком с фактами, кто из них знает, что слова самого господина Хорани — часть отвратительного обмана, который создали арабские лидеры, ответственные за проблему беженцев?

Обман распространялся. Одна из главных его черт — завышение числа беженцев. И тут преуспел распространитель лжи Эмиль Гури. В речи в ООН, цитированной выше, он назвал число беженцев — два миллиона. Выступавшие после него арабские представители сочли, что это слишком завышенная цифра. 25 ноября представитель Ливана Надим Димешки заявил, что было изгнано "более миллиона арабов". Через четыре дня представитель Судана говорил о "полутора миллионах беженцев". Характерно, что с тех пор, как началась политика фальсификации, арабские представители никогда не оперировали цифрами меньше миллиона. Сравним два противоречащих друг Другу высказывания одного из арабских лидеров.

Эмиль Гури в интервью бейрутской "Дейли телеграф", 6 сентября 1948 года (цитировалось выше):

"Не хочу никого обвинять, хочу лишь помочь беженцам. Положение, в котором они оказались, — непосредственный результат действий арабских стран, выступивших против разделения и создания еврейского государства. Арабские государства единодушно согласились с этой политикой, и они обязаны участвовать в решении проблемы".

Эмиль Гури в речи на объединенной политической комиссии ООН, 17 ноября 1960 года:

"Террористические акции сионистов, их бесчисленные разбойничьи дела — вот что привело к массовому бегству арабов..."

Во всей западной Эрец-Исраэль в 1947 году было не более 1 миллиона арабов. (Британские источники дают несомненно завышенное число — 1 миллион 200 тысяч, независимые источники указывают цифру 800-900 тысяч).

Согласно британским источникам из этого количества на арабское население территории провозглашенного еврейского государства приходилось 561 000. [ Это число вывел доктор Оскар К. Рабинович на основании статистических данных британского издания "Исследование Палестины", том 1. Опубликовано в Jewish Social Studies (октябрь 1959 г., стр. 240-242).] Не все бежали.

После окончания войны в 1949 году в Израиле было 140 000 арабов. Из простого арифметического расчета следует, что покинуло страну не более 420 000.

До возникновения политики завышения это и была признаваемая всеми цифра. Фарис аль-Хури, представитель Сирии в Совете безопасности ООН в конце мая 1948 уверенно говорил о 250 000. Представитель арабов Эмиль Гури сообщил 6 сентября 1948 года, что в середине июня, во время первого прекращения огня, число беженцев составляло 200 000 (через 12 лет он говорил о двух миллионах). После второго прекращения огня (17 июля) число достигло 300 000. Граф Бернадотт, специальный представитель ООН в Эрец-Исраэль, сообщил в ООН 16 сентября 1948 года, что, по его мнению, число арабских беженцев — 360 000, включая 50 000 на территории Израиля (документ ООН А 1648). После июля 1948 года был четвертый поток беженцев — ушло 50 000 арабов из Галилеи и Негева.

Вначале, может быть, и не было умышленного завышения цифр. Беженцы немедленно получали помощь от ООН — пищу, одежду, кров и медицинское обслуживание. Не было никакой системы удостоверения личности. Любой араб, если он хотел, мог записаться как беженец и получить бесплатную помощь. Множество нуждающихся арабов из всех арабских стран бросилось в лагеря, они записывались как беженцы и получали помощь. В декабре 1948 года, когда число еще не достигло 425 000, руководитель организации ООН по помощи пострадавшим, сэр Рафаэль Чиленто сообщил, что он кормит 750 000 беженцев. Спустя семь месяцев официальное число, согласно отчету В. де Сент-Обена, начальника полевых служб ООН, увеличилось до миллиона.

Увеличение числа беженцев происходило не только из-за желания нуждающихся или корыстолюбивых людей воспользоваться бесплатной помощью. Международный комитет Красного Креста оказывал давление на Организацию ООН по помощи пострадавшим: он требовал признавать беженцем всякого араба даже на территории Израиля и предоставлять ему помощь у него дома. Комитет Красного Креста не скрывал своих намерений. Он доказывал, что все труднее и труднее разделить нужды "беженцев и жителей, поскольку районы, находящиеся в руках арабов, производят такое количество продовольственных и других товаров, которое может обеспечить лишь малый процент постоянного населения". Так еще 100 000 арабских граждан стали беженцами (Де 1ихе.

К тому же Иордания и египетский губернатор в секторе Газы потребовали, чтобы в списки беженцев были включены все арабы, которых сочтут нуждающимися в помощи как жертв войны 1948 года. Агентство ООН для помощи беженцам и организации работ несколько раз выступало с официальными протестами, но, в конце концов, примирилось с существующим положением и, таким образом, стало главным соучастником фальсификации. Более того, агентство было вынуждено примириться и с тем, что правительства арабских государств запретили ему вообще заниматься удостоверением личности беженцев. Так никогда оно и не смогло выяснить, кто из значащихся в списках жив, а кто уже давно умер.

Арабские правительства также не разрешили агентству вести расследование и бороться против принявшей невероятные размеры подделки продовольственных карточек и их купли-продажи, которые широко распространились, превратившись в хорошо известный на Ближнем Востоке вид рэкета.

"Есть основания верить тому, — пишет руководитель агентства в отчете в 1950 году, — что родившегося всегда записывают, чтобы получить продовольственную карточку, но смерть чаще всего скрывают, чтобы семья продолжала получать продовольствие на умершего" (Документы ООН, А/1451).

В октябре 1959 сообщается, что список на продовольственные карточки только в Иордании "включает 150 тысяч человек, не имеющих права на их получение, и еще множество умерших".

В октябре 1959 сообщается, что список на продовольственные карточки только в Иордании "включает 150 тысяч человек, не имеющих права на их получение, и еще множество умерших". в результате бегства их самих или их родителей из Эрец-Исраэль в 1948 году. Большинство значащихся в списке людей, каким бы ни было место их рождения, живут и работают как рядовые граждане и в то же время продолжают получать продовольствие и медицинское обслуживание за счет налогоплательщиков всего мира.

Все они проходят в документах ООН по одной удобной статье — как арабские беженцы, ставшие "жертвами еврейской агрессии".

****

Экономический интерес отдельного араба в сохранении проблемы беженцев и в сохранении помощи сливается с интересами агентства ООН, которое хочет существовать и расширяться. Это агентство обрело славу некоего олимпийского филантропического учреждения, управляемого высоконравственным и гуманным руководством, у которого нет иной цели, кроме помощи страдающим беженцам. В действительности же, в агентстве работают 11 000 чиновников-арабов, которые все без исключения внесены в списки "беженцев". Они производят так называемую "полевую" работу: распределяют продовольственную помощь. Остальные 120 американцев и европейцев работают в центральных бюро организации. Агентство — источник заработка для 50 000 человек. Никто из них не заинтересован в том, чтобы когда-нибудь завершилась их работа, и никогда никто не поднимет голос против обмана, который длится десятки лет. Так миф питается из собственных же источников, живет и процветает

****

Эта фальсификация не секрет, она давно раскрыта независимыми исследователями. Американская писательница Марта Гелхорн публично высказала свои обвинения. Детальный анализ всех сторон проблемы — результат своих многолетних исследований — опубликовал доктор Вальтер Пинер.

Даже не заглядывая в собственные отчеты, основываясь на фальсифицированных данных и искусственном раздувании цифр, агентство заявило в 1966 году, что число беженцев составляет 1 317 749 человек. По тщательным расчетам доктора Пинера это число составляет 367 000 человек.

Разница в этих двух цифрах образуется следующим образом:

1. Умершие, смерть которых не была зарегистрирована, —117 000.

2. Бывшие беженцы, которые обосновались заново в 1948, —109 000.

3. Бывшие беженцы, которые начали самостоятельное существование между 1948 и 1966 годами (85 000 — в Сирии, 60 000—в Ливане, 80 000—в Иордании), — 225 000.

4. Пограничные села в Иордании (не беженцы) — 15 000.

5. Жители западной Иордании и сектора Газы, еще до 1948 года записанные как беженцы, — 484 000.

Более половины настоящих беженцев находится в секторе Газы: 155 000 из 367 000. Причина проста. Власть в секторе была в руках Египта. Когда Иордания, Ливан и даже Сирия не ограничивали передвижения беженцев и не чинили препятствий на пути тех, кто хотел восстановить свое материальное положение (при условии, что они не откажутся от статуса "беженца"), египетские власти строго разделяли беженцев и население сектора. "Сектор Газы, — писала Марта Гелхорн, — это не могила, не преисподняя, не только видимое глазу бедствие. Хуже. Сектор Газы — это тюрьма". Проблема беженцев вырисовывается отчетливо и ясно. Вначале их было 420 000. Многие из них в тех частях Эрец-Исраэль, которые были аннексированы Иорданией, в Сирии, в Ливане взяли свою судьбу в свои руки и начали более или менее самостоятельно зарабатывать, хотя, как и сотни тысяч их соседей, которые никогда не были беженцами, получали от ООН вдобавок к своим заработкам бесплатное питание и лекарства и даже бесплатный кров, каким бы он ни был

Остальные (в Газе), которые не хотели и не могли работать, поскольку им не разрешали улучшить свое положение, составляли в канун Шестидневной войны 400 000 человек.

****

Арабские правительства создали главную проблему, а сохранять и раздувать ее не представляло большого груда. Тот факт, что большинство арабов, ушедших с герритории государства Израиль, прижилось в других странах (они добрались даже до Кувейта), не разрушило миф. Правительствам приходилось только приостанавливать любую официальную программу улучшения положения беженцев, чтобы не сокращались списки нуждающихся и продолжали существовать лагеря, где можно делать для мировой печати фотографии людей, называемых беженцами и находящихся в бедственном положении.

В первые же годы после 1948 арабские правительства время от времени делали вид, что поддерживают планы улучшения положения беженцев, предлагаемые ООН. В 1952 году Иордания, Сирия и Египет подписали соглашение с ООН об осуществлении плана, который должен был обойтись в 200 миллионов долларов. (План был принят Ассамблеей ООН 26 января 1952 года). Несомненно, никакого серьезного намерения не было. Никакие шаги не были сделаны для реализации этого плана.

В последующие годы проекты возникали один за другим. Но любой план создания новых поселений для беженцев отвергался. Арабские государства согласны были лишь на одну форму поддержки — подаяние ООН на продовольственные нужды людей, не нуждающихся и никогда не бывших беженцами.

****

Даже миллион беженцев за несколько лет можно было бы устроить. За этот период накопился огромный международный опыт работы с беженцами, создания новых поселений. Не было больших проблем с беженцами, чем в наши дни, и, может быть, никогда уже не будет.

После Второй мировой войны в мире было сорок миллионов беженцев. В большинстве случаев они были изгнаны из своих домов, в которых их предки жили сотни лет. Они бежали, боясь физического уничтожения или преследований.

Сразу же после Второй мировой войны в Западную и Восточную Германию были изгнаны 12 миллионов немцев из Польши, Чехословакии, СССР, Венгрии, Югославии и Румынии, они бросили все свое имущество. Изгнание из Польши, Чехословакии и Венгрии осуществляли по плану, который три великие державы — СССР, Великобритания и США — заранее подготовили Потсдаме летом 1945 года. Под международным покровительством изгнание производилось таким образом, что привело к смерти многих тысяч беженцев. Их имущество было конфисковано, и никто даже не предложил им компенсацию. Территория Германии была урезана на двадцать процентов. А население, наоборот. увеличилось на эти двадцать процентов.

В месяцы хаоса, пришедшего в Германию после ее поражения, когда там свирепствовали голод и болезни, поговаривали о возвращении части беженцев в Польшу и Чехословакию.

Министр иностранных дел СССР М. Молотов сказал гак:

"Идея перемещения миллионов людей, которую пытаются реализовать (вывоз немцев из Польши) и в которую трудно поверить, кажется жестокой и в отношении поляков, и в отношении самих немцев" ("Таймс", Лондон, 17 сентября 1846).

Министр иностранных дел Франции Жорж Бидо выразил мнение своего правительства:

"Новая граница Польши и перемещение населения — дело решенное, и не стоит думать, что это решение можно отменить" (совещание министров иностранных дел в Лондоне, ноябрь 1947 год).

Правительство Западной Германии, перед которым встали сложные политические и психологические проблемы, не торопилось с устройством беженцев. Первые пять послевоенных лет на Западе еще говорили о том, что перемещенных лиц устраивают на новом месте медленно и плохо. После этого правительство Германии начало осуществлять гигантские программы строительства, образования, трудоустройства, чтобы вовлечь

4 Число умерших составляло 2 миллиона по западногерманским источникам, "намного меньше миллиона" по книге Элизабет Вискман "Восточные соседи Германии" (Лондон, 1956).

своих братьев в национальную экономику и общественную жизнь. Никакой помощи из-за границы не было. Не было международных фондов, ООН никогда не занималась этими проблемами и ее не просили помочь в устройстве тех 12 миллионов людей, которых оторвали — часто силой — от их корней.

Когда в другом конце мира в 1947 была разделена Индия, за несколько месяцев образовалось 14 миллионов беженцев. Ни одно международное агентство не выразило даже признака беспокойства по поводу бегства избиваемых восьми миллионов индусов из Пакистана и шести миллионов мусульман из Индии. Безрезультатно обращались лидеры Индии и Пакистана к своим народам с призывами оставаться на месте. И, конечно же, не они были виноваты в этих двух противоположных потоках беженцев и в кровавых столкновениях, предшествовавших бегству. Но оба правительства — Индии и Пакистана — тут же дали беженцам пищу и кров. И, в первую очередь, они использовали дома беженцев, бежавших в противоположном направлении.

Такой обмен населением, как выяснилось, был естественным, если не лучшим, решением проблемы общественных отношений в обоих государствах.

Индия и Пакистан — страны небогатые, и потребовались годы, чтобы решить проблему абсорбции. Ни о какой международной помощи и речи не было.

****

В 1947, после Второй мировой войны, Финляндия была вынуждена отдать почти восьмую часть территории и принять почти полмиллиона беженцев-финнов, изгнанных из СССР. Кто помнит, что в 1950 году болгары изгнали 150 000 турок, которые последний раз воевали с болгарами за два поколения до этого? Их имущество было конфисковано, разрешено было взять с собой только личные вещи, но не более, чем на два доллара. Правительство Турции, не самое богатое в мире и не самое устойчивое, разработало и реализовало программу абсорбции в течение двух лет.

Так были абсорбированы своим народом десятки миллионов беженцев, говорящих на том же языке, живущих в той же культуре.

Были и такие, которых приняли чужие народы, руководствовавшиеся только соображениями гуманности. Меньшинство — не более миллиона — было абсорбировано в разных странах усилиями ООН.

****

Арабские государства стремятся сохранить проблему беженцев, преследуя главным образом ту же цель, которую преследовало создание этой проблемы — уничтожить государство Израиль. Ни один арабский лидер никогда не пытался этого скрывать. Опять и опять провозглашали арабские лидеры, что их активное нежелание официально абсорбировать беженцев на своих обширных, пустых, нуждающихся в заселении землях проистекает из их позиции о праве беженцев "вернуться в свои дома", и это право в более широком смысле означает право арабского народа на Эрец-Исраэль. Реализовать его можно, лишь уничтожив Израиль. Сохранение "проблемы беженцев" — часть политики непризнания прав Израиля на существование. Вот только две декларации из многих провозглашенных за десятки лет: "Всякая дискуссия, которая направлена на решение проблемы Израиля, но не обеспечивает права беженцев уничтожить Израиль, будет рассматриваться как осквернение святынь арабского народа и измена" (из решения конференции беженцев в Хомсе, Сирия, 1957).

"Если арабы вернутся в Израиль — Израиль исчезнет", — сказал Гамаль Абдель Насер в интервью газете "Цюрихер Вохе" 1 сентября 1961 года.

Арабские страны хотели добиться права ввести в Израиль военные силы (назвав их "беженцами"), чтобы взорвать государство евреев изнутри, после того, как им не удалось его уничтожить извне.

Проблема беженцев существует благодаря поддержке западных стран, и особенно благодаря использованию арабами и их сообщниками Организации Объединенных Наций.

Арабским странам всегда обеспечено 40 голосов, даже если (по выражению Аббы Эвена) они поставят на голосование резолюцию о том, что земной шар плоский. И это обстоятельство арабы всегда использовали против Израиля. Они еще не установили свою позицию по поводу формы земного шара, но их успехи в ООН впечатляют.

Политические деятели время от времени получали отчеты Агентства помощи беженцам и организации работ при ООН, читали их, делали вид, что не замечают фальсификации, пускали слезу по поводу трудностей беженцев и голосовали за новый фонд, который помог бы сохранить эту проблему.

Но никогда не протягивали руку помощи десяткам миллионов других ни в чем не повинных беженцев, которых оторвали от корней и изгнали из дома в разных концах земного шара — финнов в 1945, жителей Биафры в 1967-69, Судана или 10 миллионов восточных бенгальцев во время подготовки этой книги. Кроме немцев Чехословакии и Польши, которых Гитлер использовал для захвата этих стран и которые после его поражения были изгнаны на урезанную территорию Германии, арабы — единственный народ, чьи беженцы — результат его собственной агрессивности. Более того, эта агрессивность была направлена против решения ООН. Арабы — единственный народ, который сознательно превратил часть своих сынов в беженцев, чтобы добиться уничтожения другого народа.

Для арабского народа с его гигантскими территориями и ресурсами не было большой проблемы абсорбировать 400 000 арабов, покинувших земли Эрец-Исраэль. Даже устройство миллиона беженцев не было бы проблемой. И, действительно, подавляющее большинство из них абсорбировалось. Кувейт, обладающий легендарными богатствами, устроил большое число беженцев и не меньшее количество эмигрантов, приехавших из Иудеи и Самарии еще в годы иорданского контроля над частью западной Эрец-Исраэль в 1948-1967 годы.

С другой стороны, западные политики закрыли глаза на тот факт, что арабские государства после неудачной попытки уничтожить государство Израиль при его рождении, изгнали большое число евреев со своих территорий. Из 900 000 евреев, которые были изгнаны. а их имущество было конфисковано, Израиль принял и абсорбировал около 750 000.

Все эти евреи были рядовыми гражданами, многие происходили из семей, поселившихся здесь за сотни лет до их арабских гонителей. Главная этническая черта общности, которая сейчас называется Ближним Востоком, и северного побережья Африки, — еврейская жизнь, продолжающаяся здесь более двух тысяч лет. До возрождения государства Израиль на этих территориях проживало около миллиона евреев. Арабские пропагандисты уверяют, что арабы хорошо относились к "своим" евреям. Это неправда. Отношение арабской власти к евреям было ужасным. Но, конечно же, гонения и преследования до 1948 года не идут ни в какое сравнение с тем, что случилось с евреями этих стран после 1948.

В каждой стране агония протекала по-своему. В Йемене (где евреи жили 2 600 лет) многие поколения евреев были гражданами второго сорта в примитивном средневековом обществе. Ограничения, неравенство и унижение длились со времен средневековья, которое в Йемене и до сих пор не закончилось. Евреи не были изгнаны в 1948, но угроза их безопасности была столь велика, что в 1949 году Израиль организовал выезд всей общины в Израиль, при пассивном согласии властей Йемена. Евреи прибыли во временный лагерь — автобусами, пешком, на ослах — со всех уголков Йемена. Затем сорок восемь тысяч человек, в большинстве иссохших, страдавших хронической болезнью глаз, перевезли на самолетах в Израиль. Операцию назвали "Ковер-самолет".

В остальных арабских странах дела приняли более жестокий оборот. 1948-1960 годы были черным периодом в жизни еврейских общин арабских стран. Унижение и дискриминация были нормой повседневной жизни евреев, за этим последовали насилие, грабежи, убийства, затем закрыли границы, чтобы помешать их бегству, затем неожиданно открыли, чтобы бегство было паническим, с пустыми руками, куда глаза глядят. Так поступили Ирак и Египет, с которыми Запад иногда обращается как с цивилизованными странами.

Антиеврейские меры в Ираке можно сравнить лишь с акциями нацистов в 1930-х годах: обыски, вандализм, изъятие имущества, насилие и шантаж, часто после освобождения из тюрьмы — новый арест и угрозы. Эти "процессы в рамках законности" совпали с провозглашением закона о смертной казни в мае 1948 года. Двумя месяцами позже сфера применения закона была расширена, слово "сионист" было добавлено к списку основных преступлений. Достаточно было свидетельства двух мусульман, что кто-то сочувствует сионизму, и этого человека ждала виселица. Террор шел в ногу со временем: в одну ночь евреев выгнали со всех должностей, врачам-евреям запретили лечить, школы и университеты были "очищены" от евреев, жестоким гонениям подвергались еврейские купцы и банкиры.

Два года преследования не прекращались. Было объявлено, что любой еврей, который хочет уехать из Ирака в Израиль, подлежит смертной казни.

Неожиданно в марте 1950 года иракский парламент принял закон, разрешающий евреям покинуть страну при условии, что они отказываются от иракского гражданства, оставляют имущество (формально оно остается за ними), берут с собой лишь небольшую сумму денег. В марте 1951 года почти все 130 000 иракских евреев уехали из страны, и их собственность была конфискована.

****

В Египте до мая 1948 экономическим и другим репрессиям подвергались не только евреи, но и все меньшинства и иностранцы. Однако больше других страдали евреи. Был принят закон, позволяющий правительству конфисковывать имущество человека, чье поведение "угрожает безопасности государства". В основном это касалось евреев. На улицах Каира начались аресты. затем погромы, грабежи и убийства. Выезд был запрещен, а в августе 1949 границу внезапно открыли. Гонения приняли наиболее жестокие формы с приходом к власти Насера. Международная конференция еврейских организаций в 1957 году описывает, как подталкивали евреев покинуть Египет:

"Большое число евреев получило предписание на выезд, угрозами их заставили подать просьбы на выезд. Сотни спасшихся свидетельствовали, что их в наручниках везли из тюрем и лагерей на корабли. Чтобы нейтрализовать протесты международной общественности, у всех изгоняемых были отобраны документы и каждого заставили подписать документ, что он уезжает подоброй воле. Все имущество у жертв в этой варварской акции было отобрано".

До 1960 года из Египта уехало 80% из 85 000 евреев, они бросили большую часть своей собственности. Многие из оставшихся покинули Египет до Шестидневной войны и совсем небольшое число — после войны. Израиль абсорбировал около 50 000.

С различной степенью жестокости из арабских стран было изгнано 900 000 евреев — это вдвое больше, чем число арабов, покинувших Эрец-Исраэль в 1948 году. 700 000 из них абсорбировались в Израиле. Большинство, если не все, прибыло без всякого имущества. Их собственность, которая не идет ни в какое сравнение с имуществом, оставленным арабами Эрец-Исраэль, обогатила государства, изгнавшие их.

Могли бы Орвелл или Кафка описать эту чудовищную фикцию, называемую "проблемой арабских беженцев". Всюду


Источники: 
Хроники Иерусалима


  Rambler's Top100

Адрес:    webmaster@russianseattle.com
Copyright © 1999 - 2001 russianseattle.com All rights reserved
Последнее изменение: 10 мая  2002г.