---   Война с терроризмом   ---

Израиль

  

 

Шмуэль Кац.  Земля раздора


Действительность и фантазии в Эрец-Исраэль

Перевод с Иврита Ефрема Бауха
Израиль, 1992

 

5. Начало возрождения Эрец-Исраэль

 

Страна, к которой ее правители относились с пренебрежением, а большинство жителей не заботилось с ней, страна, чье безмолвие Ламартин сравнивал с безмолвием Помпеи, а Марк Твен отдал ее миру грез, начала возрождаться к жизни с расцветом еврейской жизни в 19 веке. Теперь, вопреки выработавшемуся за столетия образу жизни, в замороженной атмосфере вырождавшейся Османской империи, еврейские репатрианты должны были пускать свои собственные свежие корни. Во второй половине 19 века под давлением европейских держав, главным образом, Британии и Франции, которые поддерживали шаткую власть султана, aero империи не давали вторгнуться в Россию, османские власти провели ряд реформ, навели какой-то порядок и подняли уровень законности в стране. Власти также революционно изменили закон об этнических меньшинствах: с этого момента мусульмане и немусульмане были равны перед законом. Эта реформа натолкнулась на сильное сопротивление мусульман. При мусульманской власти немусульмане всегда были людьми второго сорта. Мусульмане считали эту привилегию священной. Они полагали, что естественно и законно обращаться с ними, как с высшими существами{1}. В середине столетия в знак протеста против недавно введенного равенства в Сирии, Месопотамии, на Аравийском полуострове начались антихристианские беспорядки и даже резня. Французы ввели в Ливан войска, а в Джидду вынуждены были послать английские и французские военные корабли для защиты невинных жертв.

Пустая казна в Константинополе привела к еще более решительным реформам: было разрешено покупать у султана земли. Несколько богатых семейств, в основном из Сирии, купили громадные участки земли, большей частью невозделанной.

Так началось обновление еврейского сельского хозяйства. Появилась возможность покупать землю у новых хозяев. В 1880 возникли надежды на сотрудничество с правительством Турции, однако оно вскоре ужесточило свою позицию в отношении возвращения евреев. Столкнувшись с организованным движением (Ховевей Цион — члены движения Хиббат Цион — палестинофильство; прим. ред.), которое возникло в Восточной Европе, было предвестником сионистского движения и внесло вклад в алию и заселение Эрец-Исраэль, турки ввели для евреев двойной запрет: на постоянное жительство в стране и на право покупать земли. Репатриантов становилось все больше, они вынуждены были въезжать в страну как паломники, землю же покупали, прибегая к разным уловкам и по завышенным ценам. Из-за запустения многие неевреи покидали эту малозаселенную страну, что приводило к еще большему запустению. Для возвращавшихся евреев это запустение было призывом приложить любовь и заботу.

Борьба того поколения халуцев (пионеров) 1880-х годов и двух последующих поколений была борьбой за выживание в условиях тяжелейшего климата, на труднообрабатываемой, лишенной растительности земле. Их мучала малярия, пришедшая с болот и заболоченных речек, они сражались с бедуинами, набеги которых продолжались и в 20 веке. Процесс возрождения оказался долгим; он продолжается и по сей день. Уже в 1914 по всей стране возникли еврейские поселения. Евреи в середине века стали большинством в Иерусалиме; затем начали строить вне стен Старого города. Они придали новый облик Хайфе, Цфату и Тверии и в 1909 расширили границы Яффо и заложили недалеко от него квартал, которому предстояло в будущем развиться в первый современный еврейский город — Тель-Авив.

Жители-неевреи также начали пользоваться благами этого развития. Реформы османских властей открыли регион для европейского и американского влияния. Христианские церкви создали в Сирии и Ливане школы, в которых могли учиться и христиане и мусульмане. Еврейские поселенцы прямо или косвенно помогали своим соседям улучшить систему обработки земли и тем самым повысить уровень жизни.

В это время, в начале нового столетия, прекратилось бегство и разложение нееврейского населения Эрец Исраэль.

****

С созданием в 1897 Теодором Герцлем Сионистской организации стремление евреев возвратиться в Сион впервые за 1 700 лет стало серьезным политическим движением. Политика Герцля — действовать открыто, чтобы договориться с султаном о создании легальных путей для еврейского заселения Эрец-Исраэль, потерпела неудачу еще при его жизни. Неудачными оказались и последующие попытки наладить связь с революционерами-младотурками. Сионизм как политическое течение зашел в тупик, но фактически алия продолжалась вопреки всем препятствиям, чинимым вырождавшейся коррумпированной властью, и объективным трудностям жизни в стране запустения.

****

Война, которая разразилась в 1914 году, выявила резкий контраст между горячей привязанностью евреев к Эрец-Исраэль и полным безразличием к ней арабов вообще и арабов Эрец-Исраэль в частности.

Молодые последователи сионистской идеи с самого начала представляли себе, что означает вступление в войну Турции на стороне Германии. Это была историческая возможность: падение Османской империи могло привести к потере ею власти над Эрец-Исраэль. Евреи, так было решено, должны стать на сторону противников империи, способствуя ее развалу, который приведет к возрождению еврейской государственности. В результате еврейский народ сыграл более значительную роль, чем должен был сыграть в этой войне: его доля в победе была намного больше его влияния и численности. У евреев не было никакого единого командования, никакой единой основы действий. Как меньшинства евреи были разбросаны по всему миру и как граждане разных стран воевали во всех армиях по обе стороны фронта. Это необычное явление — участие евреев — выходит за рамки колоссальной картины мировой войны со всеми ее жертвами и вовлеченными в нее народами: добровольно взятый на себя долг, самопожертвование во имя будущего Эрец-Исраэль, жажда независимости, особенно острая в тот момент, неповторимы и уникальны.

Сионистское движение в разных своих проявлениях широко распространилось. В основном, оно было связано с деятельностью трех человек — Хаима Вейцмана, Зеева Жаботинского и Аарона Ааронсона. Они независимо друг от друга пришли к выводу, что еврейскую государственность можно построить только на развалинах Османской империи. Каждый из них свои путем старался помочь Британии и ее союзникам победить в этой войне.

Массе еврейского народа трудно было определить свою позицию в этой войне. Много евреев жило в Германии и Австро-Венгрии. Их положение было терпимым, во всяком случае, намного лучше, чем в России. Царской России — союзнику Британии и Франции — антисемитизм был присущ изначально. В 19 веке и в начале 20 века Россия играла в Европе ту роль, которую через определенное время в более откровенной форме, фундаментально и научно исполнила нацистская Германия. На решение США и живущих там евреев принять нейтральную позицию в войне или даже поддержать Германию не в последнюю очередь повлияла их глубокая неприязнь к русскому режиму и уверенность, что победа союзников будет означать также победу царского деспотизма. Сионистское руководство в начале войны официально провозгласило нейтралитет.

Еврейский ишув в Эрец-Исраэль находился под властью Османской империи, и принятие антитурецкой позиции угрожало всему еврейскому населению. Ясно было, какой ущерб может нанести солидарность с союзниками. Но более сильное чувство подавило страх перед турками и ненависть к русским — чувство национального пробуждения.

****

Под руководством Хаима Вейцмана сионисты начали пропагандистскую кампанию в пользу союзников. Момент был решающим: предполагалось употребить все влияние в США, чтобы убедить правительство отказаться от нейтралитета и вступить в войну против Германии. Эту кампанию поддержал Жаботинский — сразу же после вступления Турции в войну в рамках британской армии был организован Еврейский легион для освобождения Эрец-Исраэль. Идея создания еврейского боевого соединения вызвала резкое сопротивление и боязливых евреев, и ассимилянтов, и британцев, но, в конце концов, идею осуществили. Еврейские батальоны, в которые влились евреи-добровольцы из Британии, США, Канады и самой Эрец-Исраэль, приняли участие в боях на последнем этапе военной кампании маршала Алленби. Значительный вклад батальоны внесли в победу над турками на реке Иордан и в изгнание их из восточной части Эрец-Исраэль (Заиорданья).

Австралийский генерал сэр Эдвард Чейтор обратился к солдатам этих батальонов с такими словами:

"Благодаря мужеству, которое вы проявили при захвате переправы Ум-Эс-Шарт и с которым нанесли поражение скоплениям турецких войск, я сумел перевести свою конницу через Иордан. Вы внесли неоценимый вклад в захват Эс-Салт и Аммана, в перекрытие Хиджа-зской железной дороги, в уничтожение четвертой турецкой армии. Все это приблизило большую победу, завоеванную в Дамаске{2}."

Значительную роль в победе союзников в Эрец-Исраэль сыграл Аарон Ааронсон (он был единственным из трех лидеров, кто жил в это время в стране). Блестящий и многосторонний человек, в 1914 он уже был всемирно известным ученым и, главным образом, прославился как первооткрыватель дикой пшеницы. В первый год войны турецкое правительство направило его руководить борьбой с нашествием саранчи на территорию Эрец-Исраэль. Еще до начала войны Ааронсон узнал о хладнокровном уничтожении турками двух миллионов армян, подданных Турецкой империи. К этому времени еврейское население Эрец-Исраэль уже испытало, что такое терроризм, ограбления, депортация. Однако в тех условиях не было возможности воевать против турок. Лидеры еврейского ишува, тогда еще весьма немногочисленного, склонили голову и смирились с бездействием.

Ааронсон, который был убежден, что только победа британцев даст евреям будущее, организовал Нили (аббревиатура Нецах Исраэль ло ишакер — Вечность Израиль не обманет; прим. ред.), занявшуюся разведкой в пользу британцев в тылу у турок. Он сумел пробраться в Египет, и оттуда руководил Нили и осуществлял связь с организацией, кроме того, он стал главным советником британского командования накануне вторжения в Эрец-Исраэль британских войск под командованием генерала Алленби. Энциклопедические знания Ааронсона были уникальны — он знал страну во всех аспектах: население, климат, водные ресурсы и возможности транспортного передвижения. Вдобавок к этому от Нили шел поток важнейшей военной информации. Высокую цену заплатила группа Ааронсона. По дороге в Египет через пустыню Синай погиб — был убит бедуинами — главный помощник Ааронсона Авшалом Файнберг. В сентябре 1917 турки раскрыли шпионскую сеть Нили. Двое из ее руководителей — Неэман Белкинд и Иосеф Лишанский — были повешены в Дамаске, многие другие были арестованы и подвергнуты пыткам. Среди них была и сестра Ааронсона Сарра, которая была в организации его заместителем. В перерыве между пытками ей удалось застрелиться{3}.

Обнаружилось, что информация Нили была бесценной По мнению британского генерала Грибона, в решающем сражении за Беер-Шеву Нили спасла Британии 30 000 жизней. Впечатляют слова самого Алленби об Ааронсоне:

"Он был ответственным за организацию моей полевой разведки в тылу у турок"{4}.

Насколько важна была эта разведывательная работа подчеркнул в лекции, прочитанной уже после войны, генерал сэр Джордж Макдоно, начальник военной разведки британской армии:

"Вам, конечно, знакома великая кампания лорда Алленби в тот год в Палестине, и вы, вероятно, восхищаетесь мощью военных операций. В любой войне вы не добьетесь истинно великих успехов, если не пойдете на риск, однако риск должен быть разумным. Непосвященные, вероятно, считали, что риск лорда Алленби переходил границы разумного. Однако это было вовсе не так, ибо по данным своей разведки лорд Алленби знал все о расположении войск противника и о его передвижениях. Все карты противника были ему открыты, поэтому он мог играть с полнейшей гарантией. В этой ситуации победа была предопределена"{5}.

С первых дней войны губернатор Джемаль Паша обращался с евреями Эрец-Исраэль как с врагами. Он понял, что для евреев турки — чужеземные захватчики — и что сионизм — реальная сила в мире. Получая сведения о сотрудничестве евреев с союзниками: о создании Сионского корпуса погонщиков мулов в Галиполи в 1915, о британской кампании за создание еврейских батальонов, о пропаганде, которую вели сионисты в пользу союзников в США и в других странах, — Джемаль все более жестоко притеснял евреев в Эрец-Исраэль. Издевательства полиции, экономическое неравенство, аресты и выселения сопровождали жизнь евреев ишува во время войны. Если в начале войны ишув насчитывал 90 000, то после нее осталось менее 60 000.

Арабы, жившие в Эрец-Исраэль, не протестовали против правления турок. Во время войны они воевали за сохранение Турецкой империи. Арабы не откликнулись на призыв шерифа Хусейна из Хиджаза, пытавшегося организовать акцию арабов против турок. Арабы не внесли ни малейшего вклада в падение Турции. Даже когда войска Алленби, задачу которых облегчила Нили, в конце концов прорвались в Эрец Исраэль, никакого восстания арабов в тылу у турок не было.

Джемаль, который командовал турецкими силами, перешедшими в 1915 Синай, чтобы атаковать британцев у Суэцкого канала, в своих воспоминаниях пишет о настроениях среди арабских солдат:

"Я считаю своим долгом отметить этих героев... В войсках, где служили арабы и турки, царило чувство братства. Эта первая военная кампания у канала впервые показала, что большинство арабов самоотверженно стояло на стороне Халифата. Арабы, входившие в 25-ю дивизию и державшие боевую оборону, исполняли свой долг с невероятной отдачей и преданностью"{6}.

Даже после поражения турок арабы не могли скрыть своих чувств. Британский полковник Майнерцхаген записал в своем дневнике 2 декабря 1917:

"Арабы Рамлы устроили нам вчера потеху, показавшую их отношение к нам. Большая группа турецких военнопленных шла по улицам села без британских охранников. Арабы подумали, что турецкая армия вернулась, вышли с криками радости и размахивали турецкими флагами"{7}.

После войны, с началом британского мандатного правления в стране, арабы пытались завоевать симпатии мусульманского мира, доказывая, насколько они были верны туркам. В письме муфтию Иерусалима муфтий Хайфы сообщает из Индии, где он находился с визитом в 1923:

"Мы обнаружили, что каждый мусульманин хочет показать неприязнь ко всему, связанному с арабами... Они ассоциируют арабов с шерифом Хусейном, о котором они говорят, что он предал ислам... Мы начали борьбу против этого, рассказывая, что сделала Палестина, всеми силами помогая турецкой армии, как она сражалась до конца"{8}.

****

Такая позиция и такое поведение были естественными и логичными. Даже в 1914 году появлялись только слабые проблески арабского национального сознания. После 1908 года, когда произошла революция младотурков, в империи возникла оппозиция чрезмерной централизации власти и отуречивания культуры. Оппозиционные круги боролись за децентрализацию власти и признание статуса арабского языка, однако их влияние среди населения не было ощутимым. Во всем регионе было всего 126 членов этих групп, из которых 22 — из Эрец-Исраэль{9}.

Никаких признаков возникновения национального движения не было, арабы не ощущали себя "нацией", не чувствовали, что они "владеют" страной, в которой живут, не сопротивлялись туркам. Еще в 1917 Т.Э. Лоуренс, который меньше всех прочих хотел унизить арабов, писал в секретном отчете для "Арабского вестника":

"Слова 'Сирия' и 'сириец' чужды местному жителю. Если он не учил английский или французский, он не подберет слова для названия всей страны... Шам — арабское название Дамаска... Житель Халеба называет себя всегда халебцем, житель Бейрута — бейрутцем, и так до самого малого села. Эта языковая бедность указывает на определенное политическое положение. Национального чувства нет"{10}.

****

До того, как арабские лидеры были вовлечены в интриги вокруг возвращения евреев в Эрец-Исраэль, они четко и однозначно признавали связь евреев с этой страной и их права на нее.

Эмир Фейсал, сын Хусейна, шерифа Мекки, который поднял арабское восстание и недолго был королем Сирии, а затем — Ирака, подписал в феврале 1919 соглашение с доктором Хаимом Вейцманом. В соглашении были определены общие линии взаимоотношений "между арабским государством и Палестиной". Ни слова не было сказано о взаимном "признании", это было просто излишним. Само собой разумелось, что в будущем должно быть создано арабское государство (и оно возникло). Также было ясно, что Палестина будет еврейским государством.

Перед подписанием соглашения Фейсал сказал корреспонденту агентства Рейтер:

"Нет никакой подозрительности в отношениях арабов и евреев-сионистов. Мы намерены строить эти отношения на порядочности. Евреи-сионисты обещали националистически настроенным арабам сделать все от них зависящее, чтобы и они получили свое в этой честной игре, каждый в своей сфере"{11}.

Какой же была сфера сионистов? В письме американскому сионистскому лидеру Феликсу Франфуртеру (3 марта 1919) Фейсал пишет:

"Мы, арабы, главным образом просвещенные среди нас, относимся к сионистскому движению с глубоким пониманием. Наша делегация здесь, в Париже, тщательно ознакомилась с предложениями, которые были вчера представлены Сионистской организацией мирной конференции, и считаем их справедливыми и умеренными."

Эти предложения призывали к созданию еврейского государства, подробно указывали его границы, которые должны были охватывать всю Галилею (территория до реки Литани, которая затем была отсечена от Эрец-Исраэль и перешла в зону французских интересов в Ливане), территорию восточнее реки Иордан (затем была отрезана от мандатной Палестины и стала арабским королевством в Заиорданье) и часть полуострова Синай.

Само соглашение сформулировано ясным и простым языком:

"Арабское государство и Палестина в своих отношениях и совместных действиях будут придерживаться духа доброй воли и сердечного взаимопонимания, для чего будут назначены с обеих сторон особые уполномоченные...

В отношении законодательства и управления Палестиной будут использованы все средства, дающие гарантии осуществления декларации правительства Британии от 2 ноября 1917.

Будут предприняты все необходимые шаги, чтобы поддержать и увеличить иммиграцию евреев на территорию Палестины, интенсифицировать поселенческое движение и освоение земель"{12}.

Соглашение также предусматривало экономическую поддержку евреями арабского государства. Сионистская организация приняла на себя обязательство предоставить арабскому государству комиссию экспертов по исследованию экономических возможностей, а также пытаться добиться для него экономической помощи.

За год до этого отец Фейсала Хусейн (который потребовал у британцев в виде вознаграждения за восстание все территории Азии, когда-либо входившие в мусульманскую империю, и они в большинстве своем, исключая Эрец-Исраэль, были ему обещаны) написал в газете "Аль-Кабла", выходящей в Мекке, статью о сходстве отношения арабов и евреев к Палестине. Статья была опубликована 23 марта 1918, когда война была еще в разгаре, спустя два месяца после того, как Хусейну официально передали декларацию Бальфура, в которой Британия давала обещание создать "национальный очаг" еврейского народа в Эрец-Исраэль.

Хусейн призывал арабское население Эрец-Исраэль приветствовать евреев как братьев и сотрудничать с ними для общего блага.

"Богатство страны, — говорится в статье, — необработанная девственная земля, и она будет обработана и расцветет под руками еврейских иммигрантов. Поражает, как легко палестинец оставляет свою страну и уезжает в дальние края. Место, где он родился, не может его удержать, несмотря на то, что 1 000 лет здесь жили его предки. С другой стороны, мы видим, как евреи из других стран — из России, Германии, Австрии, Испании, Америки — стремятся в Палестину. Причина этого явления понятна тем, кто умеет смотреть глубоко. Для подлинных сынов [абнаии ал-aцлeйn] несмотря на все разногласия, которые существуют между ними, эта страна священна и любима. Возвращение изгнанников [джалия] на родину несомненно будет школой опыта, с точки зрения материальной и духовной, для их братьев, работающих с ними в поле, на фабрике, в торговле и всюду, где требуются усилия и труд".

В тот же год лидеры мусульманской общины Палестины также выразили свое официальное отношение к движению за возвращение евреев в Сион и его признанию правительством Британии. 24 июля 1918 был основан Еврейский университет на горе Скопус в Иерусалиме. Христианские и мусульманские лидеры были почетными гостями этой церемонии. Религиозный лидер мусульман иерусалимский муфтий Камиль аль-Хусейни подписал свиток, легший под камень, который муфтий затем собственноручно положил в основание здания. На свитке была проставлена дата — 21 год со дня открытия первого Сионистского конгресса и первый год декларации Бальфура, "гарантирующей создание национального очага еврейского народа в Эрец-Исраэль".

****

Последние месяцы мировой войны были драматичными в истории Эрец-Исраэль, 400-летняя Османская империя приближалась к падению, власть в стране ослабела. Завершался долгий период, когда у власти были чужеземные и — кроме крестоносцев — равнодушные к стране имперские правители. В течение двух тысяч лет ни один народ не превратил эту землю в свой национальный дом, хотя евреи были бы не в силах этому сопротивляться. Теперь же христиане и мусульмане объединились — несмотря на то, что боялис возвращения евреев в Сион, — в своем признании прав еврейского народа быть хозяином этой страны.

Миф об исторических притязаниях арабской наци на земли Эрец-Исраэль появился гораздо позднее.

-------------------------------------------------------------------
1 Ш.Шамир, в кн. "История арабов Ближнего Востока в новое время" (Тель-Авив, 1968), том 1, стр.243.
2 Цитируется по письму полковника Дж.А.Патерсона британской имперской комиссии, 1937, СО 733/319.
3 Об Ааронсоне, который погиб в авиакатастрофе в 1919, написано немного. В 1969 вышла в свет его биография на иврите, написанная Элиэзером Ливни "Ааронсон. Человек и его время" (Иерусалим, 1969), также опубликованы его дневники 1916-19 (Тель-Авив, 1970). См. автобиографическую книгу X. Вейцмана "Пробы и ошибки" (Тель-Авив, 1949), кн. З.Жаботинского "Слово о полку" (Иерусалим, 1928).
4 Письмо доктору Д.Идеру от 19 июля 1919 (архив семьи Ааронсонов).
5 Лекции в институте Королевской артиллерии, Вулвич, 25 ноября 1921 ("Нью-Йорк Уорлд", 4 декабря 1921).
6 Ahmed Dajemal, Memoriesofa Turkish Statesman 1913-1919 (New-York, 1922), p.l53.
7 Р.Майнерцхаген, стр.7.
8 См. Эли Кадури, "Версия Чаттам-Хауз...", стр.74.
9 Ч.Э.Дон, "Возвышение арабизма в Сирии", "Мидл Ист Джорнал", т.16 (1962), стр.148-149.
10 "Арабский Вестник", март 1917. "Секретные сведения". СТР.77-78.
11 "Тайме", Лондон, 12 декабря 1918.
12 Фейсал добавил своей рукой по-арабски: "Если все будет обосновано согласно моей просьбе от 4 января 1919, представленной министру иностранных дел Британии, все пункты этого соглашения вступят в силу. Если будут внесены изменения, это соглашение в силу не вступит." Эту оговорку нельзя назвать нелогичной; в любом случае, из нее не следует, что Фейсал не признает еврейский суверенитет над Палестиной.

Страна, к которой ее правители относились с пренебрежением, а большинство жителей не заботилось с ней, страна, чье безмолвие Ламартин сравнивал с безмолвием Помпеи, а Марк Твен отдал ее миру грез, начала возрождаться к жизни с расцветом еврейской жизни в 19 веке. Теперь, вопреки выработавшемуся за столетия образу жизни, в замороженной атмосфере вырождавшейся Османской империи, еврейские репатрианты должны были пускать свои собственные свежие корни. Во второй половине 19 века под давлением европейских держав, главным образом, Британии и Франции, которые поддерживали шаткую власть султана, aero империи не давали вторгнуться в Россию, османские власти провели ряд реформ, навели какой-то порядок и подняли уровень законности в стране. Власти также революционно изменили закон об этнических меньшинствах: с этого момента мусульмане и немусульмане были равны перед законом. Эта реформа натолкнулась на сильное сопротивление мусульман. При мусульманской власти немусульмане всегда были людьми второго сорта. Мусульмане считали эту привилегию священной. Они полагали, что естественно и законно обращаться с ними, как с высшими существами{1}. В середине столетия в знак протеста против недавно введенного равенства в Сирии, Месопотамии, на Аравийском полуострове начались антихристианские беспорядки и даже резня. Французы ввели в Ливан войска, а в Джидду вынуждены были послать английские и французские военные корабли для защиты невинных жертв.

Пустая казна в Константинополе привела к еще более решительным реформам: было разрешено покупать у султана земли. Несколько богатых семейств, в основном из Сирии, купили громадные участки земли, большей частью невозделанной.

Так началось обновление еврейского сельского хозяйства. Появилась возможность покупать землю у новых хозяев. В 1880 возникли надежды на сотрудничество с правительством Турции, однако оно вскоре ужесточило свою позицию в отношении возвращения евреев. Столкнувшись с организованным движением (Ховевей Цион — члены движения Хиббат Цион — палестинофильство; прим. ред.), которое возникло в Восточной Европе, было предвестником сионистского движения и внесло вклад в алию и заселение Эрец-Исраэль, турки ввели для евреев двойной запрет: на постоянное жительство в стране и на право покупать земли. Репатриантов становилось все больше, они вынуждены были въезжать в страну как паломники, землю же покупали, прибегая к разным уловкам и по завышенным ценам. Из-за запустения многие неевреи покидали эту малозаселенную страну, что приводило к еще большему запустению. Для возвращавшихся евреев это запустение было призывом приложить любовь и заботу.

Борьба того поколения халуцев (пионеров) 1880-х годов и двух последующих поколений была борьбой за выживание в условиях тяжелейшего климата, на труднообрабатываемой, лишенной растительности земле. Их мучала малярия, пришедшая с болот и заболоченных речек, они сражались с бедуинами, набеги которых продолжались и в 20 веке. Процесс возрождения оказался долгим; он продолжается и по сей день. Уже в 1914 по всей стране возникли еврейские поселения. Евреи в середине века стали большинством в Иерусалиме; затем начали строить вне стен Старого города. Они придали новый облик Хайфе, Цфату и Тверии и в 1909 расширили границы Яффо и заложили недалеко от него квартал, которому предстояло в будущем развиться в первый современный еврейский город — Тель-Авив.

Жители-неевреи также начали пользоваться благами этого развития. Реформы османских властей открыли регион для европейского и американского влияния. Христианские церкви создали в Сирии и Ливане школы, в которых могли учиться и христиане и мусульмане. Еврейские поселенцы прямо или косвенно помогали своим соседям улучшить систему обработки земли и тем самым повысить уровень жизни.

В это время, в начале нового столетия, прекратилось бегство и разложение нееврейского населения Эрец Исраэль.

****

С созданием в 1897 Теодором Герцлем Сионистской организации стремление евреев возвратиться в Сион впервые за 1 700 лет стало серьезным политическим движением. Политика Герцля — действовать открыто, чтобы договориться с султаном о создании легальных путей для еврейского заселения Эрец-Исраэль, потерпела неудачу еще при его жизни. Неудачными оказались и последующие попытки наладить связь с революционерами-младотурками. Сионизм как политическое течение зашел в тупик, но фактически алия продолжалась вопреки всем препятствиям, чинимым вырождавшейся коррумпированной властью, и объективным трудностям жизни в стране запустения.

****

Война, которая разразилась в 1914 году, выявила резкий контраст между горячей привязанностью евреев к Эрец-Исраэль и полным безразличием к ней арабов вообще и арабов Эрец-Исраэль в частности.

Молодые последователи сионистской идеи с самого начала представляли себе, что означает вступление в войну Турции на стороне Германии. Это была историческая возможность: падение Османской империи могло привести к потере ею власти над Эрец-Исраэль. Евреи, так было решено, должны стать на сторону противников империи, способствуя ее развалу, который приведет к возрождению еврейской государственности. В результате еврейский народ сыграл более значительную роль, чем должен был сыграть в этой войне: его доля в победе была намного больше его влияния и численности. У евреев не было никакого единого командования, никакой единой основы действий. Как меньшинства евреи были разбросаны по всему миру и как граждане разных стран воевали во всех армиях по обе стороны фронта. Это необычное явление — участие евреев — выходит за рамки колоссальной картины мировой войны со всеми ее жертвами и вовлеченными в нее народами: добровольно взятый на себя долг, самопожертвование во имя будущего Эрец-Исраэль, жажда независимости, особенно острая в тот момент, неповторимы и уникальны.

Сионистское движение в разных своих проявлениях широко распространилось. В основном, оно было связано с деятельностью трех человек — Хаима Вейцмана, Зеева Жаботинского и Аарона Ааронсона. Они независимо друг от друга пришли к выводу, что еврейскую государственность можно построить только на развалинах Османской империи. Каждый из них свои путем старался помочь Британии и ее союзникам победить в этой войне.

Массе еврейского народа трудно было определить свою позицию в этой войне. Много евреев жило в Германии и Австро-Венгрии. Их положение было терпимым, во всяком случае, намного лучше, чем в России. Царской России — союзнику Британии и Франции — антисемитизм был присущ изначально. В 19 веке и в начале 20 века Россия играла в Европе ту роль, которую через определенное время в более откровенной форме, фундаментально и научно исполнила нацистская Германия. На решение США и живущих там евреев принять нейтральную позицию в войне или даже поддержать Германию не в последнюю очередь повлияла их глубокая неприязнь к русскому режиму и уверенность, что победа союзников будет означать также победу царского деспотизма. Сионистское руководство в начале войны официально провозгласило нейтралитет.

Еврейский ишув в Эрец-Исраэль находился под властью Османской империи, и принятие антитурецкой позиции угрожало всему еврейскому населению. Ясно было, какой ущерб может нанести солидарность с союзниками. Но более сильное чувство подавило страх перед турками и ненависть к русским — чувство национального пробуждения.

****

Под руководством Хаима Вейцмана сионисты начали пропагандистскую кампанию в пользу союзников. Момент был решающим: предполагалось употребить все влияние в США, чтобы убедить правительство отказаться от нейтралитета и вступить в войну против Германии. Эту кампанию поддержал Жаботинский — сразу же после вступления Турции в войну в рамках британской армии был организован Еврейский легион для освобождения Эрец-Исраэль. Идея создания еврейского боевого соединения вызвала резкое сопротивление и боязливых евреев, и ассимилянтов, и британцев, но, в конце концов, идею осуществили. Еврейские батальоны, в которые влились евреи-добровольцы из Британии, США, Канады и самой Эрец-Исраэль, приняли участие в боях на последнем этапе военной кампании маршала Алленби. Значительный вклад батальоны внесли в победу над турками на реке Иордан и в изгнание их из восточной части Эрец-Исраэль (Заиорданья).

Австралийский генерал сэр Эдвард Чейтор обратился к солдатам этих батальонов с такими словами:

"Благодаря мужеству, которое вы проявили при захвате переправы Ум-Эс-Шарт и с которым нанесли поражение скоплениям турецких войск, я сумел перевести свою конницу через Иордан. Вы внесли неоценимый вклад в захват Эс-Салт и Аммана, в перекрытие Хиджа-зской железной дороги, в уничтожение четвертой турецкой армии. Все это приблизило большую победу, завоеванную в Дамаске{2}."

Значительную роль в победе союзников в Эрец-Исраэль сыграл Аарон Ааронсон (он был единственным из трех лидеров, кто жил в это время в стране). Блестящий и многосторонний человек, в 1914 он уже был всемирно известным ученым и, главным образом, прославился как первооткрыватель дикой пшеницы. В первый год войны турецкое правительство направило его руководить борьбой с нашествием саранчи на территорию Эрец-Исраэль. Еще до начала войны Ааронсон узнал о хладнокровном уничтожении турками двух миллионов армян, подданных Турецкой империи. К этому времени еврейское население Эрец-Исраэль уже испытало, что такое терроризм, ограбления, депортация. Однако в тех условиях не было возможности воевать против турок. Лидеры еврейского ишува, тогда еще весьма немногочисленного, склонили голову и смирились с бездействием.

Ааронсон, который был убежден, что только победа британцев даст евреям будущее, организовал Нили (аббревиатура Нецах Исраэль ло ишакер — Вечность Израиль не обманет; прим. ред.), занявшуюся разведкой в пользу британцев в тылу у турок. Он сумел пробраться в Египет, и оттуда руководил Нили и осуществлял связь с организацией, кроме того, он стал главным советником британского командования накануне вторжения в Эрец-Исраэль британских войск под командованием генерала Алленби. Энциклопедические знания Ааронсона были уникальны — он знал страну во всех аспектах: население, климат, водные ресурсы и возможности транспортного передвижения. Вдобавок к этому от Нили шел поток важнейшей военной информации. Высокую цену заплатила группа Ааронсона. По дороге в Египет через пустыню Синай погиб — был убит бедуинами — главный помощник Ааронсона Авшалом Файнберг. В сентябре 1917 турки раскрыли шпионскую сеть Нили. Двое из ее руководителей — Неэман Белкинд и Иосеф Лишанский — были повешены в Дамаске, многие другие были арестованы и подвергнуты пыткам. Среди них была и сестра Ааронсона Сарра, которая была в организации его заместителем. В перерыве между пытками ей удалось застрелиться{3}.

Обнаружилось, что информация Нили была бесценной По мнению британского генерала Грибона, в решающем сражении за Беер-Шеву Нили спасла Британии 30 000 жизней. Впечатляют слова самого Алленби об Ааронсоне:

"Он был ответственным за организацию моей полевой разведки в тылу у турок"{4}.

Насколько важна была эта разведывательная работа подчеркнул в лекции, прочитанной уже после войны, генерал сэр Джордж Макдоно, начальник военной разведки британской армии:

"Вам, конечно, знакома великая кампания лорда Алленби в тот год в Палестине, и вы, вероятно, восхищаетесь мощью военных операций. В любой войне вы не добьетесь истинно великих успехов, если не пойдете на риск, однако риск должен быть разумным. Непосвященные, вероятно, считали, что риск лорда Алленби переходил границы разумного. Однако это было вовсе не так, ибо по данным своей разведки лорд Алленби знал все о расположении войск противника и о его передвижениях. Все карты противника были ему открыты, поэтому он мог играть с полнейшей гарантией. В этой ситуации победа была предопределена"{5}.

С первых дней войны губернатор Джемаль Паша обращался с евреями Эрец-Исраэль как с врагами. Он понял, что для евреев турки — чужеземные захватчики — и что сионизм — реальная сила в мире. Получая сведения о сотрудничестве евреев с союзниками: о создании Сионского корпуса погонщиков мулов в Галиполи в 1915, о британской кампании за создание еврейских батальонов, о пропаганде, которую вели сионисты в пользу союзников в США и в других странах, — Джемаль все более жестоко притеснял евреев в Эрец-Исраэль. Издевательства полиции, экономическое неравенство, аресты и выселения сопровождали жизнь евреев ишува во время войны. Если в начале войны ишув насчитывал 90 000, то после нее осталось менее 60 000.

Арабы, жившие в Эрец-Исраэль, не протестовали против правления турок. Во время войны они воевали за сохранение Турецкой империи. Арабы не откликнулись на призыв шерифа Хусейна из Хиджаза, пытавшегося организовать акцию арабов против турок. Арабы не внесли ни малейшего вклада в падение Турции. Даже когда войска Алленби, задачу которых облегчила Нили, в конце концов прорвались в Эрец Исраэль, никакого восстания арабов в тылу у турок не было.

Джемаль, который командовал турецкими силами, перешедшими в 1915 Синай, чтобы атаковать британцев у Суэцкого канала, в своих воспоминаниях пишет о настроениях среди арабских солдат:

"Я считаю своим долгом отметить этих героев... В войсках, где служили арабы и турки, царило чувство братства. Эта первая военная кампания у канала впервые показала, что большинство арабов самоотверженно стояло на стороне Халифата. Арабы, входившие в 25-ю дивизию и державшие боевую оборону, исполняли свой долг с невероятной отдачей и преданностью"{6}.

Даже после поражения турок арабы не могли скрыть своих чувств. Британский полковник Майнерцхаген записал в своем дневнике 2 декабря 1917:

"Арабы Рамлы устроили нам вчера потеху, показавшую их отношение к нам. Большая группа турецких военнопленных шла по улицам села без британских охранников. Арабы подумали, что турецкая армия вернулась, вышли с криками радости и размахивали турецкими флагами"{7}.

После войны, с началом британского мандатного правления в стране, арабы пытались завоевать симпатии мусульманского мира, доказывая, насколько они были верны туркам. В письме муфтию Иерусалима муфтий Хайфы сообщает из Индии, где он находился с визитом в 1923:

"Мы обнаружили, что каждый мусульманин хочет показать неприязнь ко всему, связанному с арабами... Они ассоциируют арабов с шерифом Хусейном, о котором они говорят, что он предал ислам... Мы начали борьбу против этого, рассказывая, что сделала Палестина, всеми силами помогая турецкой армии, как она сражалась до конца"{8}.

****

Такая позиция и такое поведение были естественными и логичными. Даже в 1914 году появлялись только слабые проблески арабского национального сознания. После 1908 года, когда произошла революция младотурков, в империи возникла оппозиция чрезмерной централизации власти и отуречивания культуры. Оппозиционные круги боролись за децентрализацию власти и признание статуса арабского языка, однако их влияние среди населения не было ощутимым. Во всем регионе было всего 126 членов этих групп, из которых 22 — из Эрец-Исраэль{9}.

Никаких признаков возникновения национального движения не было, арабы не ощущали себя "нацией", не чувствовали, что они "владеют" страной, в которой живут, не сопротивлялись туркам. Еще в 1917 Т.Э. Лоуренс, который меньше всех прочих хотел унизить арабов, писал в секретном отчете для "Арабского вестника":

"Слова 'Сирия' и 'сириец' чужды местному жителю. Если он не учил английский или французский, он не подберет слова для названия всей страны... Шам — арабское название Дамаска... Житель Халеба называет себя всегда халебцем, житель Бейрута — бейрутцем, и так до самого малого села. Эта языковая бедность указывает на определенное политическое положение. Национального чувства нет"{10}.

****

До того, как арабские лидеры были вовлечены в интриги вокруг возвращения евреев в Эрец-Исраэль, они четко и однозначно признавали связь евреев с этой страной и их права на нее.

Эмир Фейсал, сын Хусейна, шерифа Мекки, который поднял арабское восстание и недолго был королем Сирии, а затем — Ирака, подписал в феврале 1919 соглашение с доктором Хаимом Вейцманом. В соглашении были определены общие линии взаимоотношений "между арабским государством и Палестиной". Ни слова не было сказано о взаимном "признании", это было просто излишним. Само собой разумелось, что в будущем должно быть создано арабское государство (и оно возникло). Также было ясно, что Палестина будет еврейским государством.

Перед подписанием соглашения Фейсал сказал корреспонденту агентства Рейтер:

"Нет никакой подозрительности в отношениях арабов и евреев-сионистов. Мы намерены строить эти отношения на порядочности. Евреи-сионисты обещали националистически настроенным арабам сделать все от них зависящее, чтобы и они получили свое в этой честной игре, каждый в своей сфере"{11}.

Какой же была сфера сионистов? В письме американскому сионистскому лидеру Феликсу Франфуртеру (3 марта 1919) Фейсал пишет:

"Мы, арабы, главным образом просвещенные среди нас, относимся к сионистскому движению с глубоким пониманием. Наша делегация здесь, в Париже, тщательно ознакомилась с предложениями, которые были вчера представлены Сионистской организацией мирной конференции, и считаем их справедливыми и умеренными."

Эти предложения призывали к созданию еврейского государства, подробно указывали его границы, которые должны были охватывать всю Галилею (территория до реки Литани, которая затем была отсечена от Эрец-Исраэль и перешла в зону французских интересов в Ливане), территорию восточнее реки Иордан (затем была отрезана от мандатной Палестины и стала арабским королевством в Заиорданье) и часть полуострова Синай.

Само соглашение сформулировано ясным и простым языком:

"Арабское государство и Палестина в своих отношениях и совместных действиях будут придерживаться духа доброй воли и сердечного взаимопонимания, для чего будут назначены с обеих сторон особые уполномоченные...

В отношении законодательства и управления Палестиной будут использованы все средства, дающие гарантии осуществления декларации правительства Британии от 2 ноября 1917.

Будут предприняты все необходимые шаги, чтобы поддержать и увеличить иммиграцию евреев на территорию Палестины, интенсифицировать поселенческое движение и освоение земель"{12}.

Соглашение также предусматривало экономическую поддержку евреями арабского государства. Сионистская организация приняла на себя обязательство предоставить арабскому государству комиссию экспертов по исследованию экономических возможностей, а также пытаться добиться для него экономической помощи.

За год до этого отец Фейсала Хусейн (который потребовал у британцев в виде вознаграждения за восстание все территории Азии, когда-либо входившие в мусульманскую империю, и они в большинстве своем, исключая Эрец-Исраэль, были ему обещаны) написал в газете "Аль-Кабла", выходящей в Мекке, статью о сходстве отношения арабов и евреев к Палестине. Статья была опубликована 23 марта 1918, когда война была еще в разгаре, спустя два месяца после того, как Хусейну официально передали декларацию Бальфура, в которой Британия давала обещание создать "национальный очаг" еврейского народа в Эрец-Исраэль.

Хусейн призывал арабское население Эрец-Исраэль приветствовать евреев как братьев и сотрудничать с ними для общего блага.

"Богатство страны, — говорится в статье, — необработанная девственная земля, и она будет обработана и расцветет под руками еврейских иммигрантов. Поражает, как легко палестинец оставляет свою страну и уезжает в дальние края. Место, где он родился, не может его удержать, несмотря на то, что 1 000 лет здесь жили его предки. С другой стороны, мы видим, как евреи из других стран — из России, Германии, Австрии, Испании, Америки — стремятся в Палестину. Причина этого явления понятна тем, кто умеет смотреть глубоко. Для подлинных сынов [абнаии ал-aцлeйn] несмотря на все разногласия, которые существуют между ними, эта страна священна и любима. Возвращение изгнанников [джалия] на родину несомненно будет школой опыта, с точки зрения материальной и духовной, для их братьев, работающих с ними в поле, на фабрике, в торговле и всюду, где требуются усилия и труд".

В тот же год лидеры мусульманской общины Палестины также выразили свое официальное отношение к движению за возвращение евреев в Сион и его признанию правительством Британии. 24 июля 1918 был основан Еврейский университет на горе Скопус в Иерусалиме. Христианские и мусульманские лидеры были почетными гостями этой церемонии. Религиозный лидер мусульман иерусалимский муфтий Камиль аль-Хусейни подписал свиток, легший под камень, который муфтий затем собственноручно положил в основание здания. На свитке была проставлена дата — 21 год со дня открытия первого Сионистского конгресса и первый год декларации Бальфура, "гарантирующей создание национального очага еврейского народа в Эрец-Исраэль".

****

Последние месяцы мировой войны были драматичными в истории Эрец-Исраэль, 400-летняя Османская империя приближалась к падению, власть в стране ослабела. Завершался долгий период, когда у власти были чужеземные и — кроме крестоносцев — равнодушные к стране имперские правители. В течение двух тысяч лет ни один народ не превратил эту землю в свой национальный дом, хотя евреи были бы не в силах этому сопротивляться. Теперь же христиане и мусульмане объединились — несмотря на то, что боялис возвращения евреев в Сион, — в своем признании прав еврейского народа быть хозяином этой страны.

Миф об исторических притязаниях арабской наци на земли Эрец-Исраэль появился гораздо позднее.

-------------------------------------------------------------------
1 Ш.Шамир, в кн. "История арабов Ближнего Востока в новое время" (Тель-Авив, 1968), том 1, стр.243.
2 Цитируется по письму полковника Дж.А.Патерсона британской имперской комиссии, 1937, СО 733/319.
3 Об Ааронсоне, который погиб в авиакатастрофе в 1919, написано немного. В 1969 вышла в свет его биография на иврите, написанная Элиэзером Ливни "Ааронсон. Человек и его время" (Иерусалим, 1969), также опубликованы его дневники 1916-19 (Тель-Авив, 1970). См. автобиографическую книгу X. Вейцмана "Пробы и ошибки" (Тель-Авив, 1949), кн. З.Жаботинского "Слово о полку" (Иерусалим, 1928).
4 Письмо доктору Д.Идеру от 19 июля 1919 (архив семьи Ааронсонов).
5 Лекции в институте Королевской артиллерии, Вулвич, 25 ноября 1921 ("Нью-Йорк Уорлд", 4 декабря 1921).
6 Ahmed Dajemal, Memoriesofa Turkish Statesman 1913-1919 (New-York, 1922), p.l53.
7 Р.Майнерцхаген, стр.7.
8 См. Эли Кадури, "Версия Чаттам-Хауз...", стр.74.
9 Ч.Э.Дон, "Возвышение арабизма в Сирии", "Мидл Ист Джорнал", т.16 (1962), стр.148-149.
10 "Арабский Вестник", март 1917. "Секретные сведения". СТР.77-78.
11 "Тайме", Лондон, 12 декабря 1918.
12 Фейсал добавил своей рукой по-арабски: "Если все будет обосновано согласно моей просьбе от 4 января 1919, представленной министру иностранных дел Британии, все пункты этого соглашения вступят в силу. Если будут внесены изменения, это соглашение в силу не вступит." Эту оговорку нельзя назвать нелогичной; в любом случае, из нее не следует, что Фейсал не признает еврейский суверенитет над Палестиной.


Источники: 
Хроники Иерусалима


  Rambler's Top100

Адрес:    webmaster@russianseattle.com
Copyright © 1999 - 2001 russianseattle.com All rights reserved
Последнее изменение: 10 мая  2002г.