---   Война с терроризмом   ---

Израиль

  

 

Шмуэль Кац.  Земля раздора


Действительность и фантазии в Эрец-Исраэль

Перевод с Иврита Ефрема Бауха
Израиль, 1992

 

7. Причины конфликта

 

Столкновение между террористическими организациями и правительством Иордании, начавшееся в сентябре 1970, пролило свет на природу арабских целей в Эрец-Исраэль. Конфликт не был результатом идеологической конфронтации, не был плодом разногласий по поводу судьбы Израиля, он был связан с проблемой власти и подчинения. ООП фактически требовала раздела власти с правительством Иордании. Небольшие экстремистские террористические группировки под руководством Джорджа Хабаша и Наифа Хаватме требовали полностью изменить режим в Иордании, то есть передать Иорданию под власть "палестинцев". В тех областях Иордании, которые примыкают к израильской границе, они требовали полной автономии. В других областях — неподвластности законам страны членов организации. Хусейн и его министры готовы были пойти (и уже пошли) на уступки. Конфликт возник из-за степени уступок. В огне сражения террористы отступили с позиций, которые их пропаганда восхваляла на весь мир в течение многих лет. Внезапно ссылка на бездомность, растрогавшая многих людей во всем мире, обернулась циничным обманом.

Власть, сила, автономия, которых требуют как право и частично получают, — это ли направления борьбы "бездомного народа", сражающегося за свою родину? Это ли позиция для освободительного движения, воспользовавшегося гостеприимством иностранного государства? Правда заключается в том — и это знает каждый араб — что ООП вовсе не считает Иорданию иностранным государством, и члены ООП чувствуют себя здесь как дома и ведут себя как "хозяева".

Заиорданье, территория существующего Хашимитского королевства Иордании, исторически и географически принадлежит Эрец-Исраэль. Три четверти малозаселенной территории, предназначавшиеся Британией для еврейского возрождения, были освобождены от турецкого господства с помощью еврейских военных частей. Этот забытый факт и существование вместо арабского государства Иордании развеивают миф об арабах Эрец-Исраэль как о "народе ограбленном", изгнанном с родных земель. Если чего-то и недостает арабам Эрец-Исраэль, то это не родины, если кто-то и ограблен, то это не арабы.

Столкновение в Иордании только частично показало не столь уж тайные территориальные привязанности арабов. Еще более открыто это проявилось в конфронтации на территории Ливанской республики. Арабы не считают Ливан частью Палестины, но несмотря на это, члены ООП вели себя в Ливане точно так же, как в Иордании. По всей стране, всюду, где они создавали свои бюро информации и вербовки, они силой завоевывали право не подчиняться законам, которые распространялись на граждан Ливанской республики. Они захватили власть над лагерями беженцев, превратив их в свои базы, поставили свои контрольные пункты на дорогах. На юге страны, на границе с Израилем они требовали автономии, а потом захватили власть. Власть эта была настолько неограниченной, что журналисты назвали этот район "Фатахлендом" (Фатах — ООП — аббревиатура на арабском; прим. перев.). Отсюда они вели огонь из "катюш" по северным пограничным поселениям Израиля.

Многие годы Ливан был разделен на два лагеря, был погружен в состояние постоянного кризиса, который полностью парализовал правительство. И ливанцы (даже христиане, которых конфликт не касался) готовы были пойти и пошли навстречу требованиям ООП. Но был предел, за которым начиналась анархия. Даже мусульмане, горячие поклонники ООП, были против того, чтобы переступить этот предел. В конце концов, достигли нелегкого компромисса. На юге волей-неволей поддерживался порядок, благодаря постоянному присутствию патрулей Армии обороны Израиля, недававших террористам наносить ущерб населению. Под защиту армии возвращались арабские крестьяне, которые раньше бежали отсюда, а затем вернулись к нормальной жизни.

В Ливане дело дошло до кризиса из-за аппетитов и слишком откровенных притязаний террористических организаций. ООП имеет право и может себя чувствовать в стране как дома, поскольку члены организации — арабы, а Ливан — арабская страна.


****

Яркий трагический пример слабых территориальных привязанностей арабов один из аспектов проблемы "беженцев". Арабские лидеры 1948 года сеяли страх в арабской среде и оказывали нажим на население, но, несмотря на это, остается все же непонятным, даже мистическим тот факт, что жители городов и сел, целая община, без всякого физического давления извне, а в Хайфе даже вопреки просьбам остаться смогла подняться целиком — мужчины, женщины и дети — оставить свои дома, хозяйство, лавки, села и города и уйти в добровольное изгнание. Легкость и простота, с которыми это было совершено, просто поразительны.

Ведь наиболее упрямыми в своей привязанности к месту, не желавшими сдвинуться с него во всем мире всегда были крестьяне, люди, связанные с землей. Уйти в изгнание так хладнокровно, до того, как начались бои? А даже если начнутся бои, бросить хозяйство на произвол чужеземных солдат? И уходили не старики, которые не могли держать оружие в руках. Уходили все. Девяносто пять процентов мужчин были призывного возраста.

Описание этого явления мы находим в статье корреспондента в Аммане.

"Сирия, Ливан, Заиорданье, даже Ирак наполнились беженцами из Палестины. Многие из них молоды, в призывном возрасте, и вооружены ... Кафе и коридоры гостиниц заполнили молодые эфенди, которые считают, что если и надо бороться, то кто-то другой должен делать это за них. Некоторые были неделю на передовой и считают, что у них есть право уйти в менее опасные места..."{1}.

Неужели все были трусами? Или все лишились разума? Нет, это не так. Они думали недолго и решили быстро. Решать было нетрудно — они не видели в солдатах арабских государств чужеземных солдат, а бегство не считали изгнанием. Это просто был переход из одной части арабского мира в другую, где также говорят на арабском языке, где живет тот же народ, иногда даже родственники. Переезд из Акко в Бейрут, из Акира в Шхем был подобен переезду американца из Цинциннати в Детройт или из Трентона в Бостон{2}.

Новые формы бегство обрело в 1967. После окончания Шестидневной войны, когда не было нажима или обещаний с какой-либо стороны, не было даже намека на гонения или слухов об опасности для жизни или имущества, 200 000 арабов из Иудеи и Самарии собрали свои пожитки и перешли реку Иордан. День за днем катились караваны грузовиков, автобусов, автомашин через мосты и переходы. Мост Алленби еще представлял собой груду стали и бетона, и необходимо было каким-то образом соорудить переправу. Выстроившись в ряд, люди терпеливо ждали, когда наступит их очередь. Десятки местных и иностранных журналистов, фотокорреспонденты, несколько неофициальных лиц разговаривали с беженцами, пока те ждали{3}. Не менее значителен тот факт, что в период между 1949 и 1967, когда арабский иорданский король мирно правил в Иудее и Самарии, 400 000 арабов уехали в другие части "арабского мира". Сегодня можно найти множество палестинских арабов, живущих и работающих в Сирии, Ливане, Саудовской Аравии, Египте, Алжире, Ливии и более всего — в процветающем Кувейте. Все эти страны — их дом.

Есть, конечно, культурные и языковые различия, подобно тому, как английский язык лондонца отличается от английского жителя Йоркшира или Шотландии или американский нью-йоркца от жителя Коннектикута или Техаса.

В 1972 "палестинское" движение и "палестинская" нация — все еще не более, чем миф. Араба Эрец-Исраэль, как и других арабов приучили считать своей огромную территорию между Персидским заливом на востоке и африканским берегом Атлантики на западе. На севере она граничит с Турцией; южная граница в Азии, там, где Аравийский полуостров омывается Индийским океаном, а в Африке — линия, проходящая по материку от северной границы Уганды на востоке до северной границы Сенегала на западе.

Существование неарабского государства в центре "их" территории — позор для арабов, которых приучили видеть в этом непостижимое разумом явление. Таковы эмоциональные основы позиции араба. Поскольку существование Израиля просто невозможно, он должен исчезнуть. Статус и будущее арабов Эрец-Исраэль — дело второстепенное, за которое арабы будут бороться потом и решать это между собой. Пока же следует мобилизовать возможности арабского мира для того, чтобы вопрос уничтожения Израиля обернулся решением гуманитарной проблемы — проблемы бездомных палестинцев. Египетская газета "Аль-Муцвар" в декабре 1968 откровенно признает:

"Изгнание наших братьев из их домов не должно нас тревожить, ведь они были изгнаны в арабские страны... Массы палестинского народа — авангард арабской нации ... постепенно все больше привлекают общественное внимание. Общественность иначе не сможет понять и принять войну ста миллионов арабов против малого государства".

Таково ядро конфликта между Израилем и арабским народом. Этого не может скрыть жонглерство арабской пропаганды. Кампанию против Израиля ведет весь арабский мир. Каждое из арабских государств замешано в ней и вносит свой посильный вклад. Каждое государство участвует или в экономическом бойкоте, или в дипломатическом наступлении, или в пропагандистской кампании. Какой может быть конфликт между Кувейтом в Персидском заливе и Израилем? Или Суданом в сердце Африки и Марокко на берегу Атлантического океана? А в чем конфликт с Египтом, Сирией, Ираком?

Более того, сами арабские государства вступают друг с другом в конфликты по разным вопросам. Интересы государств, обладающих нефтью, сталкиваются с интересами государств, лишенных этих природных богатств, богатые сталкиваются с бедными, пуританские в отношении ислама с менее религиозными. Не стоит и говорить о том, что все арабские правительства, как и вообще любые правительства, не альтруисты. Взгляните на арабские правящие классы — без труда можно заметить, что забота о гражданах страны ниже всякой критики. Да и среди образцовых обществ мира существует правило: каждая нация должна преследовать свои эгоистические интересы. И арабские государства ведут войну против Израиля не для того, чтобы помочь арабам Эрец-Исраэль.

****

"Если арабы не могут прийти к согласию по любому другому вопросу, — писал один из верных друзей арабов, британский офицер, служивший в иорданском арабском легионе, — они должны согласиться хотя бы в одном: Израиль как государство должен быть истреблен... Israel delenda est"{4}.

Это стало лозунгом с тех пор, как арабские лидеры почувствовали, что создание арабской империи — реальная цель. В мае 1946, когда еврейское государство было лишь "угрозой", ассамблея лидеров арабских государств, собравшаяся в Египте, провозгласила:

"Проблема Палестины — это не только проблема арабов Палестины, но и всех арабов".

С момента возникновения еврейского государства вся атмосфера арабских государств, арабская политическая и идеологическая литература полны семантическими вариациями на эту тему.

"Если страдает Палестина, — сказал Абдель Насер в 1953 году, — страдает каждый из нас, родина каждого"{5}.

Спустя восемь лет в его мировоззрении не произошло никаких изменений.

"Проблема Палестины, — сказал Насер в 1961 году, — никогда не была проблемой только палестинцев. Вся арабская нация вовлечена в эту проблему".

Сирийская партия Баас коснулась основной арабской цели на конференции в октябре 1966 года:

"Существование Израиля в сердце арабской родины — главное препятствие, отделяющее восточную ее часть от западной"{6}.

В 1965 Насер выразился еще более четко: "Смысл арабского единства — уничтожение Израиля"

****

Конфликт, если отбросить все мифы и легенды, существует между "арабской нацией", составляющей восемнадцать государств с общей территорией в тринадцать миллионов квадратных километров, и еврейским народом, провозглашающим свое право на единственную историческую родину, территория которой и сейчас (после Шестидневной войны) составляет менее одного процента территории, принадлежащей арабам.

Есть и моральный аспект в конфликте между арабами и евреями. С одной стороны — еврейский народ, борющийся за национальную независимость и безопасность на своей единственной и неизменной родине, земле, которую он вернул к жизни. С другой стороны — хладнокровное желание арабского народа восстановить после перерыва гигантскую империю и особое положение нации, подавляющей миллионные меньшинства, но нагло и агрессивно возражающей против независимого статуса хотя бы одного из них.

****

Замыслы британских империалистов, пытавшихся прибрать к рукам богатейшие территории с помощью арабских марионеточных государств, впервые посеяли в арабских умах идею обновленной империи. С помощью британцев и при их терпеливой поддержке возникло

ядро современной арабской империи. После того, как британцы задумали и создали Арабскую лигу в 1945 году, они долгие годы ее пестовали и поддерживали и рассматривали в своих планах Палестину как составную часть этой империи со статусом меньшинства для евреев. Предвидением этого они считали Белую книгу британского правительства 1939 года. Не менее важно и то, что британцы убедили арабов в реальности осуществления этого плана. Они ожидали щедрой награды за дружбу и поддержку. Однако с течением времени стратегические преимущества и экономические возможности арабских государств привлекли внимание и других наций, и Британия вынуждена была удовлетвориться лишь частью арабской милости.

Эти перемены проистекали из неожиданного развития событий, которые не могла предвидеть самая безумная арабская фантазия. В этот период были обнаружены гигантские запасы нефти в землях некоторых арабских государств. За одну ночь выросли их экономическое значение и потенциал. Это придало им колоссальное влияние на международной арене, особенно среди великих держав, крупных потребителей нефти. Арабы стали силой в мире.

****

В течение 400 лет арабы не играли никакой роли в мировых событиях, незначительны были и их собственные дела. Жизнь княжеств на самом Аравийском полуострове, погруженных в пустынные междоусобицы, протекала на огромных пространствах в замедленном ритме, а кроме этого и не было никаких арабских дел. Не было и сильного стремления вести какие-либо дела. Арабов воспламеняла память о былом величии, и этим они вполне удовлетворялись. Естественным было их желание возродить славу былых времен. В своем воображении они растянули 120 лет арабской империи в седьмом и восьмом веках еще на триста последующих лет, когда империей правили мусульмане, которые говорили и писали на арабском, как Салах-ад-Дин, но арабами не были. Их превратили в арабов ностальгические воспоминания более поздних поколений. При этом у арабов в прошлом были и настоящие достижения. Их воинские победы в свое время удивляли весь мир, их культура и вера широко распространились во многих странах, и породили имперский блеск Дамаска и Багдада, обогатили и потрясли выдающихся европейских ученых в средние века.

Тысячу лет они жили этим величием. Находясь в продолжительном состоянии застоя, они нетолько не правили, но и перестали стремиться к достижениям, перестали творить, строить, действовать. Они не восстановили былое великолепие, но погрузились в спячку, из-за которой пришли в двадцатое столетие одной из самых отсталых наций, нацией неудачников. Исследователи истории и культуры арабов, особенно расположенные к ним, описывали качества, которые привели к этой спячке.

"Араб погружен с головой в свое прошлое, — пишет арабский социолог Сания Хамади. — Приятные воспоминания о былом великолепии — убежище от болезненной реальности настоящего"{8}.

Более того, корни этого состояния весьма глубоки. По мнению ученых эта спячка и закостенение проистекают из представлений ислама о предопределенности и веры в судьбу. Потому у мусульман, как правило, нет желания что-либо изменить. "Это не преувеличение, что после стольких поколений застоя, сельскохозяйственный труд, работа на фабриках, торговля и учение стали всего лишь делом привычки, почти автоматическим. В результате возникла эта косность, поскольку все занимающиеся делом ничего не могут изменить в происходящем и в мировоззрении ... Для арабского общества скорее характерно безразличие, чем нежелание учиться"{9}.

Арабские лидеры, которые получили современное воспитание, вероятно, ощущали косность и отсталость своего окружения. Однако не было средств, да и возможности совершить какие-либо революционные изменения, которые смогли бы поднять жизнь народа на современный культурный и технический уровень.

Внезапно, не приложив никаких усилий, арабы обрели независимость и контроль над государствами, владеющими огромными ресурсами и территориями, стратегически важными на земном шаре, и власть над миллионами неарабских меньшинств. Великие державы добиваются их милостей. Небольшим усилием воображения арабы переносятся через темный и мрачный провал столетий, обретают признание западного мира. Внезапно они видят, что и без необходимости культурно развиваться они стали партнерами в сложной системе культуры двадцатого века, как тогда, когда они закладывали основы культуры в средние века...{10}.

До того велика сила арабского воображения, что они сразу забыли о разрыве, провале. Арабы видели теперь непрерывную цепь веков величия и великолепия, арабскую жизнь, господствующую на просторах региона, захваченного древней арабской империей в Азии и Африке. Истории между восьмым и двадцатым веком как бы и не было; видение собственного величия перекинуло мост через провал в тысячу лет.

Началу новой империи помешал один инородный фактор: сионизм, стремящийся к возвращению евреев в Эрец-Исраэль. Члены Арабской лиги, которая в 1945 была создана для обеспечения современного арабского единства, склонны были верить англичанам, что шансы на создание еврейского государства окончательно сведены на нет Белой книгой 1939. Потому они провозгласили, что принимают Белую книгу, которая признает права еврейского меньшинства. Британцы тут же доказали, что можно верить их слову. В тот же год они быстро и бесцеремонно выставили французов из Сирии. Арабы ожидали, что с такой же быстротой будет уничтожено еврейское возрождение в Палестине.

Нежелание евреев сдаться диктату британцев, их подпольная борьба, которая к удивлению и страху арабов привели к изгнанию британских сил из Эрец-Исраэль, лишили британцев возможности дать арабам суверенитет (этим правом по закону британцы и не обладали). Затем при поддержке британцев арабы отвергли компромиссный раздел 1947, с презрением отказались от предложенного сионистами сотрудничества. Для того, чтобы избавиться от сионистов и помешать возникновению еврейского государства, арабам надо было начать войну, причем сложились поразительно выгодные для них условия.

И вот именно тогда, в начале новой, многообещающей эры арабского национализма, на пороге обно-

вления империи, арабские государства испытали одно из самых сильных потрясений в арабской истории.

****

В мае 1948 они начали войну против только что зародившегося еврейского государства и имели все основания быть уверенными в победе. Еврейское население насчитывало всего 650 000 человек. Вооруженные силы Израиля были обучены только партизанской войне. Военно-воздушных сил у него вообще не было". Только что завершился период давления, напряжения и жестокой борьбы с британцами. Арабское вторжение началось после того, как ишув в течение шести месяцев подвергался беспрерывным нападениям арабов Эрец-Исраэль и добровольных групп сирийской, иорданской и иракской армий, которые получали помощь от британцев, еще находившихся в стране{12}. Британцы открыли все сухопутные границы, чтобы военные силы из соседних арабских стран{13} могли войти беспрепятственно. Для евреев они отказались открыть порт (как рекомендовала ООН), продолжая блокаду на Средиземном море, чтобы не дать возможности евреям получить подкрепление. США ввели эмбарго и строго придерживались его, так что и этого источника евреи лишились.

Вдобавок ко всем этим преимуществам арабы получали большую материальную помощь от правительства Британии, которое открыто поставляло оружие и боеприпасы. (Оно не прислушивалось к критике ООН по поводу поддержки агрессии, объясняя свою политику тем, что государство Израиль не имеет законного права на существование, поэтому в него нельзя вторгнуться.) Кроме этого, арабы получали профессиональный инструктаж: британцы командовали арабским легионом Заиорданья.

Британцы участвовали в планировании некоторых этапов войны, и в то время это было неизвестно миру. 15 января 1948, когда в Портсмуте был подписан новый договор с Ираком, министр иностранных дел Британии Эрнест Бевин пришел к соглашению с иракскими лидерами — премьер-министром Салахом Джабером, министром иностранных дел Фаделем Джемали и президентом сената Нури Саидом. По этому соглашению британцы обязывались ускорить поставку оружия и боеприпасов, заказанных у правительства Британии, передать автоматы для "50 000 полицейских". Цель была — вооружить арабов Эрец-Исраэль, чтобы они могли принять участие в освобождении страны от евреев{14}.

В третьем параграфе говорилось, что иракские войска войдут на любую территорию Эрец-Исраэль, оставленную британцами, и, таким образом, еврейское государство не будет создано{15}.

Так было с Ираком. Спустя шесть недель в беседе с премьер-министром Иордании, в которой участвовал генерал Глабб (командующий арабским легионом), Бевин одобрил решение Заиорданья принять участие в борьбе против раздела и войти на территорию, решением ООН выделенную для арабского государства{16}.

Превосходство в численности, решительное преимущество в оружии и боеприпасах, ощутимая поддержка великой державы, стратегия, основанная на совместном наступлении с трех фронтов против большей частью необученных еврейских сил, плохо вооруженных, защищающих узкую плотно заселенную береговую полосу — этого, конечно, было достаточно, чтобы арабы чувствовали уверенность в победе. Арабские лидеры в открытую обещали резню евреев.

У арабов было еще одно основание для уверенности. Они были убеждены в превосходстве арабской воинственной нации над евреями. Разве арабы не захватили полмира? Правда, это было 1 300 лет назад, и с тех пор они показывали свой воинский пыл лишь в междоусобицах бедуинских племен или, в стиле Лоуренса, вступали в бой после того, как он был закончен, и провозглашали победу. Однако, не вызывало затруднения рисовать самим себе военное величие седьмого века как реальность двадцатого.

Тот, кто читал прогнозы арабов в 1956, после того, как они уже потерпели поражение, кто слышал леденящие кровь пророчества о победе в мае 1967, после двух поражений, поймет, какой безграничной и непоколебимой уверенностью обладали арабские страны в мае 1948: их ждала историческая, поразительная победа за несколько недель, а, может быть, и дней. Надеждам евреев пришел конец, страну поглотит возродившаяся арабская империя.

****

1948 год вошел в историю арабов как год катастрофы. Арабские государства спаслись от окончательного поражения только благодаря политическим соображениям: правительство молодого государства Израиль уступило нажиму британцев и американцев. У Заиорданья осталась значительная часть территории, отведенная решением ООН арабскому государству (Иудея, Самария и восточная часть Иерусалима), Египет захватил полосу Газы. Израиль не только не был стерт с лица земли, но улучшил свои небезопасные границы, предполагавшиеся решением ООН 1947 года. После войны за ним закрепилась репутация государства, мужественно и бесстрашно сражавшегося с значительно превосходящим по силе противником. 400 000 арабских жителей покинули страну.

Когда прошли потрясение и стыд, начали искать козлов отпущения.

"Араб, — отмечает арабский писатель, — воздержится от принятия на себя ответственности за личные и национальные провалы и катастрофы, он склонен возложить вину на плечи ближнего. Араб любит винить чужеземца, земляка, лидера, всегда — ближнего, и очень редко — самого себя"{17}.

У этой привычки есть культурные истоки. Хамади объясняет это так:

"Из-за своего детерминизма араб всегда перекладывает ответственность на внешние силы. Безнравственность своего общества, его ошибки и провалы он объясняет роком, приписывает их сатане или империализму"{18}.

Материальная помощь, дипломатическая поддержка и военное сотрудничество союзников-британцев в войне 1948, нейтралитет американцев — все это почти достигло цели, которой добивались арабы — уничтожить государство Израиль. В арабской литературе эти события описываются как сионистское вторжение, поддержанное британским и американским империализмом.

Еще одно дополнительное объяснение своего провала было необходимо арабам. Невозможно было примириться с тем, что мужественных, невероятно бесстрашных арабов, рыцарей с львиным сердцем (седьмого века) победили евреи, самый униженный и презренный из всех народов, те самые евреи, которых арабы давно приговорили к смерти. Арабы с исторической точки зрения седьмого века считали евреев Эрец-Исраэль вечно подавляемым меньшинством. При османской власти евреи были гражданами второго сорта. На них налагались общественные запреты. Их насильно заставляли платить специальные повышенные налоги. Они не были одиноки: таково было отношение ко всем немусульманам. Но евреи в глазах арабов всегда были народом побежденным и униженным, на нем было клеймо поражений 70 и 135 годов. Христиане тоже были порядком ниже мусульман, однако за их спиной стояли мощные государства. У евреев ничего не было, и на обширных просторах христианского мира они тоже были отверженными. Даже если сам араб был объектом унижения и издевательства в мусульманском неарабском обществе, он все равно считал, что еврей ниже его. Несомненно, конфликт с евреями Эрец-Исраэль несколько изменил эту позицию, но все же потерпеть такое поражение на поле боя, в такой исторический момент и при таких благоприятных условиях — и от евреев! Это был невероятный удар по арабской гордости.

Государство Израиль, победившее арабов, оскорбившее их честь, отныне сделалось для них средоточием горечи, ненависти, жажды мщения; и по разным причинам эти чувства углубились с течением времени. Только исчезновение Израиля вернуло бы им честь и гордость. Снова — Israel delenda est.

****

Чем сильнее становилась международная позиция арабов, тем более усиливалась горечь провалов. Вспомним, что это была эпоха распада колониальных империй. Империи голландцев, бельгийцев, французов, британцев разваливались на глазах. В Азии и Африке сложилась мозаика независимых государств, многие из которых достигли своей независимости без борьбы или после недолгой сравнительно легкой борьбы. Арабские государства получали независимость одно за другим. Если в 1948 у арабов было семь государств, то в 1972 их число достигло восемнадцати. Влияние в ООН арабских государств, в которых уровень грамотности был одним из самых низких в мире, усиливалось быстрее, чем любой другой группы государств.

В те годы резко возросли их нефтяные ресурсы. В то время как другие народы тяжело трудились, чтобы добиться незначительного увеличения национального дохода и повышения уровня жизни, несколько арабских государств за одну ночь стали одними из самых богатых в мире по доходам на душу населения. Легкость, с которой были достигнуты богатство и влияние, и,в большинстве случаев, получение государственной независимости, привели арабские государства к мысли, что в 1948 произошла какая-то ошибка, ответственность за которую несут "империалисты". Придет время, и можно будет нанести удар по израильтянам и легко "сбросить их в море".

Новая мощная сила помогла усилению их надежд на победу и уничтожение Израиля. Советский Союз начал снабжать оружием Египет, Сирию, Ирак, поддерживать их политически, заменив таким образом Британию в качестве великого и мощного брата панарабизма.

****

Арабское отрицание еврейского государства в любой форме углубилось и обострилось еще из-за одного фактора. Чтобы уберечь самих себя и свои народы от расслабленности, от разумного примирения с существованием Израиля, арабские лидеры и интеллектуалы разработали некую всеохватывающую идеологию ненависти, которая оправдывала физическое уничтожение еврейского государства и даже истребление его жителей.

На это явление никто не обратил должного внимания, даже его гипотетические жертвы. Так же в свое время люди не придали серьезного значения программе, провозглашенной Гитлером в "Майн кампф". Его рецепт "окончательного решения еврейского вопроса" сочли бредом душевнобольного. Так же и провозглашенные арабами цели посчитали слишком невероятными, чтобы относится к ним серьезно, несмотря на то, что их излагали письменно и устно. По мере того, как все это переводили, появлялось мнение, что речь идет о второ-степенной литературе. Но это было весьма далеко о истины.

Эта литература представлена сотнями книг, публиковавшимися с 1948 в Египте, Сирии, Ливане, Иордании и Ираке, не говоря уже о сотнях статей, написанных в разных стилях, начиная от самого грубого и примитивного, рассчитанного на массы, и кончая изощренным и псевдонаучным. Главный мотив всех этих писаний формулируется так: уничтожение Израиля не только политическая необходимость, но и нравственный императив. Еврейский народ в целом преступен по своей природе и поэтому не только желательно, но и необходимо его уничтожить.

Эта теория в значительной степени основывается на традиционном антисемитизме. По широте и отсутствию всякой сдержанности арабская демонология опередила худшие проявления нацистской доктрины "окончательного решения" еврейского вопроса{19}.

****

После 1948 были случаи, когда арабы, получившие западное образование, вынуждены были признать, что, если Египет властвует над Газой, которая несомненно не принадлежит Египту, а Иордания властвует над восточной частью Иерусалима, которая также не входит в Заиорданье, то, похоже, что эти арабские государства оккупировали западную Палестину. Однако, объясняли они, арабское нападение было актом самообороны, поскольку само по себе провозглашение еврейского государства было агрессией против арабского народа. Израиль был создан для того, чтобы уничтожить арабскую нацию. Этими посылками всегда пользовался Абдель Насер.

"Все мы знаем, — говорил он 14 мая 1956, в восьмую годовщину провозглашения государства Израиль, — почему был создан Израиль. Не только для того, чтобы возродить национальный очаг, но и для того, чтобы стать одним из факторов уничтожения арабского национализма".

Любое нападение арабов на Израиль — акт самообороны, любое действие, которое предпринимает Израиль для своей защиты, — новая форма сионистской агрессии. Поэтому, когда Израиль отвечал на арабские террористические акты, пересекая линии перемирия, его обвиняли в нарушении перемирия. Более того, любое достижение Израиля, укрепляющее его или улучшающее жизнь в государстве, — акт агрессии против арабского народа. Открытие нового здания Кнесета в 1966 было актом агрессии. Любой дружеский шаг в сторону Израиля какого-либо государства или частного лица расценивался как враждебный выпад против арабского народа.

Однако представление о самом факте существования Израиля как об агрессии было лишь предисловием к "черной декларации" арабов. Следующим этапом стало обвинение в экспансии. Так возникла соответствующая литература об экспансионистских планах Израиля. В своем решении в октябре 1966 конференция партии Баас в Сирии провозгласила, что Израиль "боевая база для нападения, он служит интересам империализма в регионе и реакционных режимов... Израиль постоянно угрожает поглотить другие части арабской родины и уничтожить их арабские черты"{20}.

"С того момента, как силы, поставленные на службу сионизму во всем мире, пустили корни в Палестине, они могут угрожать всем арабским странам и подвергать постоянной опасности их существование. Средства, которыми пользуются силы сионизма, сделают арабский мир зависимым, парализуют его, помешают прогрессу и культурному развитию — если вообще арабу будет оставлено право на существование"{21}.

Во всем арабском мире принимается на веру тот факт, что на стене Кнесета есть карта, обозначающая границы Израиля согласно Божественному обещанию: от реки Евфрат до ручья Египетского.

Однако обвинения в экспансионизме не было достаточно. Его несколько изменили: не просто стремление к экспансии руководит Израилем, а ненависть к арабскому народу. Израиль стремится уничтожить единство арабов. Он враг их свободы, независимости, прогресса.

"Израиль охвачен глубочайшей ненавистью ко всему, что мы делаем для нашего прогресса, — писал один арабский сочинитель, — ибо наш прогресс — это смерть Израиля".

В арабской литературе содержится представительный список обвинений в действиях, которые предпринимал Израиль для достижения этих целей. Об Израиле говорят, что он вмешивался в разные международные переговоры, чтобы воспрепятствовать выделению займов и прочих форм помощи арабским странам и помешать развитию этих стран.

Или, например, Израиль воюет против арабской культуры. Израиль разработал широкий план внедрения израильских лекторов в американские университеты для преподавания арабского языка и культуры. Преподавание велось в форме, унижающей арабов. В Африке — так говорили африканцам — Израиль распространил фальшивые экземпляры Корана и различных христианских сочинений.

Особенно популярным стало соревнование арабских писателей и политиков в описании ужасающего положения арабского меньшинства в Израиле. Израиль изображался как государство, жестоко подавляющее арабов, лишающее их всех гражданских прав, даже не дающее им возможности заработать на жизнь. Арабы в Израиле, по легенде, не имеют возможности обратиться в гражданские суды, поскольку только военные трибуналы ведут их дела. У них отбирают земли, не дают воды для орошения. Нет ни одного араба среди 35 000 государственных служащих. Им не разрешают открывать свои школы для обучения на арабском языке. Не дают праздновать их праздники. Налагают на них специальные налоги. Что касается религии, им не разрешают посещать мечети. Мусульманские и христианские святые места постоянно подвергаются "нападениям" израильских властей.

Со временем нападки на Израиль усилились. Израиль жесток не только по отношению к арабам. Народ Израиля недобр и грешен по своей природе. Евреев все время унижали, и, в виде компенсации, они дают армии властвовать над собой. Они трусливы, и в спокойные времена пугаются малейшего признака прогресса в арабских странах. Во время боя они обращаются в бегство, лишь увидев мужественного арабского воина. (Их собственные победы для них добыли империалисты).

Израильтяне испорчены. Правительство, армия, полиция — все сотрудничают с контрабандистами, ворами, торговцами белым товаром. По сути, в Израиле вообще нет мало-мальски достойного правительства, о котором стоило бы говорить: страну возглавляют уголовные банды, выбившиеся в правящий класс.

Однако оплевывание Израиля и его народа было лишь небольшой частью того демонического образа, который был создан. Арабы изо всех сил старались создать вокруг Израиля и еврейского народа атмосферу ненависти и презрения, чтобы расчистить дорогу для его искоренения.

****

Вначале арабы предприняли некоторые практические антиеврейские меры: расширили экономический бойкот Израиля и любых связанных с евреями организаций. Условием торговли арабских стран с американскими фирмами было следующее: фирмы не должны быть еврейскими, продукция не должна производиться евреями, и чиновники фирм, посылаемые в арабские страны, не должны быть евреями. Однажды нефтяная компания под нажимом правительства Ливии прекратила пользоваться на своих танкерах шведскими безопасными спичками, торговый знак на коробках которых напоминал Маген-Давид.

Арабские идеологи извлекли на свет затертые, давно забытые истории о евреях из западных христианских источников, добавили все, что можно было найти в Коране и других мусульманских сочинениях, добавили жемчужины собственных измышлений, и все это представили как "известные факты".

В этих писаниях присутствует обычный мотив: евреи — люди самой низшей породы, самые презренные на земле. Они чванливы, высокомерны и хитры; они изменники и трусы; они корыстолюбивы и распущенны; они лгуны и обманщики. В прошлом они разрушали государства изнутри подрывной коммунистической деятельностью, а сейчас (в связи с союзом арабов с Советской Россией) они разрушают государства как капиталисты и колониалисты, давая ссуды правительствам под невероятный процент. Они ненавидят друг друга и всех остальных. Они ленивы и ненавидят тяжелый труд (потому нет еврейских крестьян). Они считают себя избранным народом и толкуют это как право безнаказанно совершать любое преступление.

Библия — книга безнравственная, она представляет собой эманацию еврейского духа — недоброго по своей сущности. Талмуд не менее безнравствен. Талмуд запрещает еврею красть, но разрешает красть у нееврея; он запрещает еврею заниматься прелюбодеянием, но разрешает брать жену соседа, если сосед нееврей; еврею запрещено убивать, но он может убивать нееврея.

****

Эта демонология широко пользовалась цитатами из западных антисемитских источников — сочинений Гитлера или Розенберга в Германии, Лиса или Джордана в Англии; древних мусульманских источников; это были и подражания западным остроумным антисемитским шуткам, иногда даже из еврейских источников.

Подготовив таким образом почву, арабы, как и нацисты, обратились к обвинениям особого толка, которые в Европе логически привели к "окончательному решению" в газовых камерах. Так, позаимствовав идею у нацистов, арабы обвинили евреев в том, что они испортили чистое мусульманское и христианское общество в Палестине, привнеся в него проституцию. Из древней мусульманской литературы они извлекли обвинение в том, что евреи пользуются колдовством для достижения своих целей. Из западных источников — что евреи всегда были вечными врагами человечества, что они виновники двух мировых войн.

Список полон, ничего не пропущено. Арабы без колебаний стали участниками мерзкой антисемитской травли двадцатого века. Именно арабы возродили к жизни кровавые наветы. Обвинение в том, что евреи пользуются кровью нееврейских младенцев для религиозных отправлений, обычно на Песах, излагается как историческая правда в большинстве арабских сочинений после 1948. Арабы используют все, что когда-либо писали европейские ненавистники евреев, стараясь спровоцировать погромы, и христиане-антисемиты, которые принесли кровавые наветы в Османскую империю в 19 веке. Книга, целью которой было внедрить в сознание идею кровавого навета, была выпущена в 1962 с разрешения правительства Египта.

И это еще не все. С того момента, как арабы приняли на себя миссию уничтожать и истреблять, они использовали самую ужасную из антисемитских христианских фальшивок: "Протоколы сионских мудрецов" — сочинение, которое стало центральной колонной гигантского здания антисемитского учения. Откровеннее, чем любая другая книга первой половины двадцатого столетия, это сочинение доказывало идеологическую справедливость физического уничтожения еврейского народа. Книга посеяла семена русского антисемитизма царской эпохи, стала учебным пособием германского нацизма, а некоторые даже называли ее "матерью Катастрофы"{22}.

Арабские идеологи сделали "Протоколы" главным оружием в своей кампании, готовившей почву для нового уничтожения еврейского народа. С 1949 по 1967 было опубликовано не менее семи переводов на арабский полного текста книги. Гаркави насчитывает еще пять книг, передающих краткое содержание протоколов, и еще тридцать три книги, в которых эти протоколы с одобрением цитируются.

Незаметно, как нечто само собой разумеющееся, этот наиболее отвратительный из всех антисемитских наветов был вплетен в официальную "доктрину" арабских правительств. В письме, посланном от имени главы своей канцелярии, глава правительства Ирака, обращаясь к переводчику, дал высокую оценку его переводу "Протоколов" в 1967. Знаменателен тот факт, что Абдель Насер обратил внимание посетившего его индийского писателя на "Протоколы". Он отметил, что "Протоколы" "не оставляют и тени сомнения, что триста сионистов управляют судьбами Европы"{23}.

Чтобы полно и плодотворно насаждать свое учение, арабские лидеры разработали учебную программу ненависти для своих детей. Антиизраильская и антиеврейская демонология стали основной темой изучения истории в школе, дети 10-летнего возраста начинают с "древней еврейской истории" в четвертом классе. Доктрину с хитроумной ловкостью внедрили и в другие предметы, не имеющие никакой связи с национальными или политическими проблемами. География, грамматика, литература, арифметика, сотни учебников использовали образ сиониста и еврея как воплощение зла, существо, которое следует убивать и уничтожать.

Арабских детей обучают кровавым наветам. Для египетских школ правительство в 1962 заново издало старую книгу о кровавых наветах, "Жертвоприношение человека в Талмуде". Новое издание предваряется вступлением Абделя Кати Джалала. Он утверждает:

"Талмуд верит в то, что евреи созданы из иного материала, чем остальные существа в мире, и те, кто не разделяет еврейскую веру, или животные или слуги и рабы евреев... Их мудрецы постановили, что нет иного закона, кроме их желания, и нет учения, кроме их вожделений. Они приказали своему народу делать зло другим народам, убивать детей, высасывать их кровь и грабить".

Эта книга, как и другие на ту же тему, перечисляет кровавые наветы, преподнося их египетским детям как истинную правду. Влиятельные в области образования люди заметили "Протоколы сионских мудрецов". Арабским подросткам преподносили это сочинение как признание евреями своих стремлений к господству над всем миром.

Под покровительством государства новое поколение арабов воспитывали в духе ненависти и презрения к евреям. Их учили верить, что правильно и хорошо для каждого уважающего себя араба не только воевать против еврейского государства, но также справедливо, желательно и даже жизненно необходимо его уничтожить; и не только уничтожить Израиль, но вести себя с его жителями как с порождением зла, которое надо выкорчевать.

Уничтожение Израиля и его народа — нелегкая политическая задача. Это стало само собой разумеющейся целью, важной не только для прагматических интересов, но и для будущего арабов, для арабской истории, чести и гордости арабов. Это стало основой основ арабского мышления и вовсе не скрывалось. Ни один арабский политик или мыслитель — за исключением одного или двух изгнанников, чьи имена достойны упоминания{24}, — не высказал противоположного мнения.
-----------------------------------------------------------------------------
1 "Тайме", 7 июня 1948.
2 Справедливости ради следует отметить, что не все арабь бежали. 100 000 из них не двинулось с места. Исконная ненависть к евреям и чувство принадлежности к арабском; народу не перевесили их привязанности к своему дому Эти арабы, несмотря на трудности, преуспели в Израиле в 1967 г. их было уже 350 000 человек (у них самая высокая рождаемость в мире).
3 Спустя три недели после окончания войны мне довелось побывать в этом районе. Я наблюдал за массой беженцев, переходивших через мост. Я спросил одного хорошо одетого молодого человека, откуда и почему он уходит. Он объяснил мне, что он иорданский чиновник, работал в Бет-Лехеме и получил указание предстать перед начальством в Аммане. Сразу же после перехода через Иордан арабы давали интервью иностранным корреспондентам и говорили, что их изгнали евреи.
4 Peter Young, The Israeli Campaign, 1967 (London, 1967), p. 32.
5 Иехошуафат Гаркави,"Позиция арабов в арабо-израильском конфликте" (Тель-Авив, 1968), стр.95.
6 И.Гаркави, "ООП в арабской стратегии" (Т.-А., 1969), стр.30, цитируется в кн. "Палестинские документы", т.2, стр.481.
7 На фестивале единства, 22 февраля 1965.
8 Хамади, стр.217.
9 H.A.P.Gibb and H.Bowen, Islamic Society and the West (London, 1950), PP.215-216.
10 Забавный пример замкнутого цикла воображения и системы арабских ценностей — броское высказывание арабского писателя Махмуда Русана: "Арабы изобрели колесо, на котором построена современная цивилизация, теперь они поставляют нефть, которая вращает это колесо". Palestine and Internationalization of Jerusalem (Baghdad, 1965), p.2.
11 Позднее добыли четыре боевых самолета. Они сыграли решающую роль в переломе в военных действиях, остановив у Ашдода продвижение египетских войск.
12 Гражданская администрация британцев ушла из страны 14 мая 1948 г. Армия начала готовиться к уходу позднее, процесс ухода завершился 1 августа.
13 Британцы сами заявили в палате общин в конце февраля о том, что 5 000 арабов из соседних стран пришло в Палестину за предыдущие три месяца.
14 Лишенный всякого основания оптимистический расчет. Позднее обнаружилось, что лишь 4 000 арабов Эрец-Исраэль участвовали в боях (см. выше—"За кулисами").
15 Эли Кадури, "Версия Чаттам-Хауз", см. выше, стр. 232-233, цитирует арабский историк Абдель Разак эль-Хусни. По словам Джемаля, план был отменен в связи с аннулированием Портсмутского соглашения.
16 John Glubb, A Soldier with the Arabs (London, 1957), pp.63-66.
17 F.A.Sayegh, Understanding of the Arab Mind (Washington, 1953), p.28.
18 Хамади, стр. 187
19 Перечислять детали антиизраильской и антиеврейской кампании пришлось бы долго. До сих пор лишь один исследователь взялся детально изучить этот отвратительный аспект войны арабов с Израилем. Иехошуафат Гаркави провел обширное и углубленное исследование этой литературы. Сделав это темой докторской диссертации, он рассмотрел период до 1967, затем расширил рамки исследования и написал несколько обширных сочинений. В них с научной основательностью цитируются тысячи документов, главным образом, после 1948. Народ Израиля, и все свободомыслящие люди должны быть благодарны доктору Гаркави (в прошлом генералу Армии обороны Израиля) за его точное исследование, дающее представление об ужасающей идеологии ненависти, которую внедряют в души людей в арабских странах и за их пределами. Материал последующих страниц этой книги базируется на главном сочинении доктора Гаркави "Позиция арабов в арабо-израильском конфликте" (Тель-Авив, 1968).
20 И.Гаркави, "ООП в арабской стратегии" (Тель-Авив, 1969), стр.30, цитируется в кн."Палестинские документы", том 2, стр.481.
21 ConstantineZurayk,TheMeaningofDisaster(Beirut, 1956), p.69.
22 By Norman Cohn, Warrent for Genocide: the Myth of the Jewish World Conspiracy and Protocols of Zion (London, 1967).
23 R.K.Karanjia, The Arab Dawn (Bombay, 1958), р.ЗЗО.
24 Алжирский писатель в изгнании Абдель Разак Кадер мужественно выступал по вопросу об Израиле. См. его взвешенную и аргументированную статью "Истинный враг палестинского народа" ("Джерузалем Пост", 8 января 1969).

Столкновение между террористическими организациями и правительством Иордании, начавшееся в сентябре 1970, пролило свет на природу арабских целей в Эрец-Исраэль. Конфликт не был результатом идеологической конфронтации, не был плодом разногласий по поводу судьбы Израиля, он был связан с проблемой власти и подчинения. ООП фактически требовала раздела власти с правительством Иордании. Небольшие экстремистские террористические группировки под руководством Джорджа Хабаша и Наифа Хаватме требовали полностью изменить режим в Иордании, то есть передать Иорданию под власть "палестинцев". В тех областях Иордании, которые примыкают к израильской границе, они требовали полной автономии. В других областях — неподвластности законам страны членов организации. Хусейн и его министры готовы были пойти (и уже пошли) на уступки. Конфликт возник из-за степени уступок. В огне сражения террористы отступили с позиций, которые их пропаганда восхваляла на весь мир в течение многих лет. Внезапно ссылка на бездомность, растрогавшая многих людей во всем мире, обернулась циничным обманом.

Власть, сила, автономия, которых требуют как право и частично получают, — это ли направления борьбы "бездомного народа", сражающегося за свою родину? Это ли позиция для освободительного движения, воспользовавшегося гостеприимством иностранного государства? Правда заключается в том — и это знает каждый араб — что ООП вовсе не считает Иорданию иностранным государством, и члены ООП чувствуют себя здесь как дома и ведут себя как "хозяева".

Заиорданье, территория существующего Хашимитского королевства Иордании, исторически и географически принадлежит Эрец-Исраэль. Три четверти малозаселенной территории, предназначавшиеся Британией для еврейского возрождения, были освобождены от турецкого господства с помощью еврейских военных частей. Этот забытый факт и существование вместо арабского государства Иордании развеивают миф об арабах Эрец-Исраэль как о "народе ограбленном", изгнанном с родных земель. Если чего-то и недостает арабам Эрец-Исраэль, то это не родины, если кто-то и ограблен, то это не арабы.

Столкновение в Иордании только частично показало не столь уж тайные территориальные привязанности арабов. Еще более открыто это проявилось в конфронтации на территории Ливанской республики. Арабы не считают Ливан частью Палестины, но несмотря на это, члены ООП вели себя в Ливане точно так же, как в Иордании. По всей стране, всюду, где они создавали свои бюро информации и вербовки, они силой завоевывали право не подчиняться законам, которые распространялись на граждан Ливанской республики. Они захватили власть над лагерями беженцев, превратив их в свои базы, поставили свои контрольные пункты на дорогах. На юге страны, на границе с Израилем они требовали автономии, а потом захватили власть. Власть эта была настолько неограниченной, что журналисты назвали этот район "Фатахлендом" (Фатах — ООП — аббревиатура на арабском; прим. перев.). Отсюда они вели огонь из "катюш" по северным пограничным поселениям Израиля.

Многие годы Ливан был разделен на два лагеря, был погружен в состояние постоянного кризиса, который полностью парализовал правительство. И ливанцы (даже христиане, которых конфликт не касался) готовы были пойти и пошли навстречу требованиям ООП. Но был предел, за которым начиналась анархия. Даже мусульмане, горячие поклонники ООП, были против того, чтобы переступить этот предел. В конце концов, достигли нелегкого компромисса. На юге волей-неволей поддерживался порядок, благодаря постоянному присутствию патрулей Армии обороны Израиля, недававших террористам наносить ущерб населению. Под защиту армии возвращались арабские крестьяне, которые раньше бежали отсюда, а затем вернулись к нормальной жизни.

В Ливане дело дошло до кризиса из-за аппетитов и слишком откровенных притязаний террористических организаций. ООП имеет право и может себя чувствовать в стране как дома, поскольку члены организации — арабы, а Ливан — арабская страна.


****

Яркий трагический пример слабых территориальных привязанностей арабов один из аспектов проблемы "беженцев". Арабские лидеры 1948 года сеяли страх в арабской среде и оказывали нажим на население, но, несмотря на это, остается все же непонятным, даже мистическим тот факт, что жители городов и сел, целая община, без всякого физического давления извне, а в Хайфе даже вопреки просьбам остаться смогла подняться целиком — мужчины, женщины и дети — оставить свои дома, хозяйство, лавки, села и города и уйти в добровольное изгнание. Легкость и простота, с которыми это было совершено, просто поразительны.

Ведь наиболее упрямыми в своей привязанности к месту, не желавшими сдвинуться с него во всем мире всегда были крестьяне, люди, связанные с землей. Уйти в изгнание так хладнокровно, до того, как начались бои? А даже если начнутся бои, бросить хозяйство на произвол чужеземных солдат? И уходили не старики, которые не могли держать оружие в руках. Уходили все. Девяносто пять процентов мужчин были призывного возраста.

Описание этого явления мы находим в статье корреспондента в Аммане.

"Сирия, Ливан, Заиорданье, даже Ирак наполнились беженцами из Палестины. Многие из них молоды, в призывном возрасте, и вооружены ... Кафе и коридоры гостиниц заполнили молодые эфенди, которые считают, что если и надо бороться, то кто-то другой должен делать это за них. Некоторые были неделю на передовой и считают, что у них есть право уйти в менее опасные места..."{1}.

Неужели все были трусами? Или все лишились разума? Нет, это не так. Они думали недолго и решили быстро. Решать было нетрудно — они не видели в солдатах арабских государств чужеземных солдат, а бегство не считали изгнанием. Это просто был переход из одной части арабского мира в другую, где также говорят на арабском языке, где живет тот же народ, иногда даже родственники. Переезд из Акко в Бейрут, из Акира в Шхем был подобен переезду американца из Цинциннати в Детройт или из Трентона в Бостон{2}.

Новые формы бегство обрело в 1967. После окончания Шестидневной войны, когда не было нажима или обещаний с какой-либо стороны, не было даже намека на гонения или слухов об опасности для жизни или имущества, 200 000 арабов из Иудеи и Самарии собрали свои пожитки и перешли реку Иордан. День за днем катились караваны грузовиков, автобусов, автомашин через мосты и переходы. Мост Алленби еще представлял собой груду стали и бетона, и необходимо было каким-то образом соорудить переправу. Выстроившись в ряд, люди терпеливо ждали, когда наступит их очередь. Десятки местных и иностранных журналистов, фотокорреспонденты, несколько неофициальных лиц разговаривали с беженцами, пока те ждали{3}. Не менее значителен тот факт, что в период между 1949 и 1967, когда арабский иорданский король мирно правил в Иудее и Самарии, 400 000 арабов уехали в другие части "арабского мира". Сегодня можно найти множество палестинских арабов, живущих и работающих в Сирии, Ливане, Саудовской Аравии, Египте, Алжире, Ливии и более всего — в процветающем Кувейте. Все эти страны — их дом.

Есть, конечно, культурные и языковые различия, подобно тому, как английский язык лондонца отличается от английского жителя Йоркшира или Шотландии или американский нью-йоркца от жителя Коннектикута или Техаса.

В 1972 "палестинское" движение и "палестинская" нация — все еще не более, чем миф. Араба Эрец-Исраэль, как и других арабов приучили считать своей огромную территорию между Персидским заливом на востоке и африканским берегом Атлантики на западе. На севере она граничит с Турцией; южная граница в Азии, там, где Аравийский полуостров омывается Индийским океаном, а в Африке — линия, проходящая по материку от северной границы Уганды на востоке до северной границы Сенегала на западе.

Существование неарабского государства в центре "их" территории — позор для арабов, которых приучили видеть в этом непостижимое разумом явление. Таковы эмоциональные основы позиции араба. Поскольку существование Израиля просто невозможно, он должен исчезнуть. Статус и будущее арабов Эрец-Исраэль — дело второстепенное, за которое арабы будут бороться потом и решать это между собой. Пока же следует мобилизовать возможности арабского мира для того, чтобы вопрос уничтожения Израиля обернулся решением гуманитарной проблемы — проблемы бездомных палестинцев. Египетская газета "Аль-Муцвар" в декабре 1968 откровенно признает:

"Изгнание наших братьев из их домов не должно нас тревожить, ведь они были изгнаны в арабские страны... Массы палестинского народа — авангард арабской нации ... постепенно все больше привлекают общественное внимание. Общественность иначе не сможет понять и принять войну ста миллионов арабов против малого государства".

Таково ядро конфликта между Израилем и арабским народом. Этого не может скрыть жонглерство арабской пропаганды. Кампанию против Израиля ведет весь арабский мир. Каждое из арабских государств замешано в ней и вносит свой посильный вклад. Каждое государство участвует или в экономическом бойкоте, или в дипломатическом наступлении, или в пропагандистской кампании. Какой может быть конфликт между Кувейтом в Персидском заливе и Израилем? Или Суданом в сердце Африки и Марокко на берегу Атлантического океана? А в чем конфликт с Египтом, Сирией, Ираком?

Более того, сами арабские государства вступают друг с другом в конфликты по разным вопросам. Интересы государств, обладающих нефтью, сталкиваются с интересами государств, лишенных этих природных богатств, богатые сталкиваются с бедными, пуританские в отношении ислама с менее религиозными. Не стоит и говорить о том, что все арабские правительства, как и вообще любые правительства, не альтруисты. Взгляните на арабские правящие классы — без труда можно заметить, что забота о гражданах страны ниже всякой критики. Да и среди образцовых обществ мира существует правило: каждая нация должна преследовать свои эгоистические интересы. И арабские государства ведут войну против Израиля не для того, чтобы помочь арабам Эрец-Исраэль.

****

"Если арабы не могут прийти к согласию по любому другому вопросу, — писал один из верных друзей арабов, британский офицер, служивший в иорданском арабском легионе, — они должны согласиться хотя бы в одном: Израиль как государство должен быть истреблен... Israel delenda est"{4}.

Это стало лозунгом с тех пор, как арабские лидеры почувствовали, что создание арабской империи — реальная цель. В мае 1946, когда еврейское государство было лишь "угрозой", ассамблея лидеров арабских государств, собравшаяся в Египте, провозгласила:

"Проблема Палестины — это не только проблема арабов Палестины, но и всех арабов".

С момента возникновения еврейского государства вся атмосфера арабских государств, арабская политическая и идеологическая литература полны семантическими вариациями на эту тему.

"Если страдает Палестина, — сказал Абдель Насер в 1953 году, — страдает каждый из нас, родина каждого"{5}.

Спустя восемь лет в его мировоззрении не произошло никаких изменений.

"Проблема Палестины, — сказал Насер в 1961 году, — никогда не была проблемой только палестинцев. Вся арабская нация вовлечена в эту проблему".

Сирийская партия Баас коснулась основной арабской цели на конференции в октябре 1966 года:

"Существование Израиля в сердце арабской родины — главное препятствие, отделяющее восточную ее часть от западной"{6}.

В 1965 Насер выразился еще более четко: "Смысл арабского единства — уничтожение Израиля"

****

Конфликт, если отбросить все мифы и легенды, существует между "арабской нацией", составляющей восемнадцать государств с общей территорией в тринадцать миллионов квадратных километров, и еврейским народом, провозглашающим свое право на единственную историческую родину, территория которой и сейчас (после Шестидневной войны) составляет менее одного процента территории, принадлежащей арабам.

Есть и моральный аспект в конфликте между арабами и евреями. С одной стороны — еврейский народ, борющийся за национальную независимость и безопасность на своей единственной и неизменной родине, земле, которую он вернул к жизни. С другой стороны — хладнокровное желание арабского народа восстановить после перерыва гигантскую империю и особое положение нации, подавляющей миллионные меньшинства, но нагло и агрессивно возражающей против независимого статуса хотя бы одного из них.

****

Замыслы британских империалистов, пытавшихся прибрать к рукам богатейшие территории с помощью арабских марионеточных государств, впервые посеяли в арабских умах идею обновленной империи. С помощью британцев и при их терпеливой поддержке возникло

ядро современной арабской империи. После того, как британцы задумали и создали Арабскую лигу в 1945 году, они долгие годы ее пестовали и поддерживали и рассматривали в своих планах Палестину как составную часть этой империи со статусом меньшинства для евреев. Предвидением этого они считали Белую книгу британского правительства 1939 года. Не менее важно и то, что британцы убедили арабов в реальности осуществления этого плана. Они ожидали щедрой награды за дружбу и поддержку. Однако с течением времени стратегические преимущества и экономические возможности арабских государств привлекли внимание и других наций, и Британия вынуждена была удовлетвориться лишь частью арабской милости.

Эти перемены проистекали из неожиданного развития событий, которые не могла предвидеть самая безумная арабская фантазия. В этот период были обнаружены гигантские запасы нефти в землях некоторых арабских государств. За одну ночь выросли их экономическое значение и потенциал. Это придало им колоссальное влияние на международной арене, особенно среди великих держав, крупных потребителей нефти. Арабы стали силой в мире.

****

В течение 400 лет арабы не играли никакой роли в мировых событиях, незначительны были и их собственные дела. Жизнь княжеств на самом Аравийском полуострове, погруженных в пустынные междоусобицы, протекала на огромных пространствах в замедленном ритме, а кроме этого и не было никаких арабских дел. Не было и сильного стремления вести какие-либо дела. Арабов воспламеняла память о былом величии, и этим они вполне удовлетворялись. Естественным было их желание возродить славу былых времен. В своем воображении они растянули 120 лет арабской империи в седьмом и восьмом веках еще на триста последующих лет, когда империей правили мусульмане, которые говорили и писали на арабском, как Салах-ад-Дин, но арабами не были. Их превратили в арабов ностальгические воспоминания более поздних поколений. При этом у арабов в прошлом были и настоящие достижения. Их воинские победы в свое время удивляли весь мир, их культура и вера широко распространились во многих странах, и породили имперский блеск Дамаска и Багдада, обогатили и потрясли выдающихся европейских ученых в средние века.

Тысячу лет они жили этим величием. Находясь в продолжительном состоянии застоя, они нетолько не правили, но и перестали стремиться к достижениям, перестали творить, строить, действовать. Они не восстановили былое великолепие, но погрузились в спячку, из-за которой пришли в двадцатое столетие одной из самых отсталых наций, нацией неудачников. Исследователи истории и культуры арабов, особенно расположенные к ним, описывали качества, которые привели к этой спячке.

"Араб погружен с головой в свое прошлое, — пишет арабский социолог Сания Хамади. — Приятные воспоминания о былом великолепии — убежище от болезненной реальности настоящего"{8}.

Более того, корни этого состояния весьма глубоки. По мнению ученых эта спячка и закостенение проистекают из представлений ислама о предопределенности и веры в судьбу. Потому у мусульман, как правило, нет желания что-либо изменить. "Это не преувеличение, что после стольких поколений застоя, сельскохозяйственный труд, работа на фабриках, торговля и учение стали всего лишь делом привычки, почти автоматическим. В результате возникла эта косность, поскольку все занимающиеся делом ничего не могут изменить в происходящем и в мировоззрении ... Для арабского общества скорее характерно безразличие, чем нежелание учиться"{9}.

Арабские лидеры, которые получили современное воспитание, вероятно, ощущали косность и отсталость своего окружения. Однако не было средств, да и возможности совершить какие-либо революционные изменения, которые смогли бы поднять жизнь народа на современный культурный и технический уровень.

Внезапно, не приложив никаких усилий, арабы обрели независимость и контроль над государствами, владеющими огромными ресурсами и территориями, стратегически важными на земном шаре, и власть над миллионами неарабских меньшинств. Великие державы добиваются их милостей. Небольшим усилием воображения арабы переносятся через темный и мрачный провал столетий, обретают признание западного мира. Внезапно они видят, что и без необходимости культурно развиваться они стали партнерами в сложной системе культуры двадцатого века, как тогда, когда они закладывали основы культуры в средние века...{10}.

До того велика сила арабского воображения, что они сразу забыли о разрыве, провале. Арабы видели теперь непрерывную цепь веков величия и великолепия, арабскую жизнь, господствующую на просторах региона, захваченного древней арабской империей в Азии и Африке. Истории между восьмым и двадцатым веком как бы и не было; видение собственного величия перекинуло мост через провал в тысячу лет.

Началу новой империи помешал один инородный фактор: сионизм, стремящийся к возвращению евреев в Эрец-Исраэль. Члены Арабской лиги, которая в 1945 была создана для обеспечения современного арабского единства, склонны были верить англичанам, что шансы на создание еврейского государства окончательно сведены на нет Белой книгой 1939. Потому они провозгласили, что принимают Белую книгу, которая признает права еврейского меньшинства. Британцы тут же доказали, что можно верить их слову. В тот же год они быстро и бесцеремонно выставили французов из Сирии. Арабы ожидали, что с такой же быстротой будет уничтожено еврейское возрождение в Палестине.

Нежелание евреев сдаться диктату британцев, их подпольная борьба, которая к удивлению и страху арабов привели к изгнанию британских сил из Эрец-Исраэль, лишили британцев возможности дать арабам суверенитет (этим правом по закону британцы и не обладали). Затем при поддержке британцев арабы отвергли компромиссный раздел 1947, с презрением отказались от предложенного сионистами сотрудничества. Для того, чтобы избавиться от сионистов и помешать возникновению еврейского государства, арабам надо было начать войну, причем сложились поразительно выгодные для них условия.

И вот именно тогда, в начале новой, многообещающей эры арабского национализма, на пороге обно-

вления империи, арабские государства испытали одно из самых сильных потрясений в арабской истории.

****

В мае 1948 они начали войну против только что зародившегося еврейского государства и имели все основания быть уверенными в победе. Еврейское население насчитывало всего 650 000 человек. Вооруженные силы Израиля были обучены только партизанской войне. Военно-воздушных сил у него вообще не было". Только что завершился период давления, напряжения и жестокой борьбы с британцами. Арабское вторжение началось после того, как ишув в течение шести месяцев подвергался беспрерывным нападениям арабов Эрец-Исраэль и добровольных групп сирийской, иорданской и иракской армий, которые получали помощь от британцев, еще находившихся в стране{12}. Британцы открыли все сухопутные границы, чтобы военные силы из соседних арабских стран{13} могли войти беспрепятственно. Для евреев они отказались открыть порт (как рекомендовала ООН), продолжая блокаду на Средиземном море, чтобы не дать возможности евреям получить подкрепление. США ввели эмбарго и строго придерживались его, так что и этого источника евреи лишились.

Вдобавок ко всем этим преимуществам арабы получали большую материальную помощь от правительства Британии, которое открыто поставляло оружие и боеприпасы. (Оно не прислушивалось к критике ООН по поводу поддержки агрессии, объясняя свою политику тем, что государство Израиль не имеет законного права на существование, поэтому в него нельзя вторгнуться.) Кроме этого, арабы получали профессиональный инструктаж: британцы командовали арабским легионом Заиорданья.

Британцы участвовали в планировании некоторых этапов войны, и в то время это было неизвестно миру. 15 января 1948, когда в Портсмуте был подписан новый договор с Ираком, министр иностранных дел Британии Эрнест Бевин пришел к соглашению с иракскими лидерами — премьер-министром Салахом Джабером, министром иностранных дел Фаделем Джемали и президентом сената Нури Саидом. По этому соглашению британцы обязывались ускорить поставку оружия и боеприпасов, заказанных у правительства Британии, передать автоматы для "50 000 полицейских". Цель была — вооружить арабов Эрец-Исраэль, чтобы они могли принять участие в освобождении страны от евреев{14}.

В третьем параграфе говорилось, что иракские войска войдут на любую территорию Эрец-Исраэль, оставленную британцами, и, таким образом, еврейское государство не будет создано{15}.

Так было с Ираком. Спустя шесть недель в беседе с премьер-министром Иордании, в которой участвовал генерал Глабб (командующий арабским легионом), Бевин одобрил решение Заиорданья принять участие в борьбе против раздела и войти на территорию, решением ООН выделенную для арабского государства{16}.

Превосходство в численности, решительное преимущество в оружии и боеприпасах, ощутимая поддержка великой державы, стратегия, основанная на совместном наступлении с трех фронтов против большей частью необученных еврейских сил, плохо вооруженных, защищающих узкую плотно заселенную береговую полосу — этого, конечно, было достаточно, чтобы арабы чувствовали уверенность в победе. Арабские лидеры в открытую обещали резню евреев.

У арабов было еще одно основание для уверенности. Они были убеждены в превосходстве арабской воинственной нации над евреями. Разве арабы не захватили полмира? Правда, это было 1 300 лет назад, и с тех пор они показывали свой воинский пыл лишь в междоусобицах бедуинских племен или, в стиле Лоуренса, вступали в бой после того, как он был закончен, и провозглашали победу. Однако, не вызывало затруднения рисовать самим себе военное величие седьмого века как реальность двадцатого.

Тот, кто читал прогнозы арабов в 1956, после того, как они уже потерпели поражение, кто слышал леденящие кровь пророчества о победе в мае 1967, после двух поражений, поймет, какой безграничной и непоколебимой уверенностью обладали арабские страны в мае 1948: их ждала историческая, поразительная победа за несколько недель, а, может быть, и дней. Надеждам евреев пришел конец, страну поглотит возродившаяся арабская империя.

****

1948 год вошел в историю арабов как год катастрофы. Арабские государства спаслись от окончательного поражения только благодаря политическим соображениям: правительство молодого государства Израиль уступило нажиму британцев и американцев. У Заиорданья осталась значительная часть территории, отведенная решением ООН арабскому государству (Иудея, Самария и восточная часть Иерусалима), Египет захватил полосу Газы. Израиль не только не был стерт с лица земли, но улучшил свои небезопасные границы, предполагавшиеся решением ООН 1947 года. После войны за ним закрепилась репутация государства, мужественно и бесстрашно сражавшегося с значительно превосходящим по силе противником. 400 000 арабских жителей покинули страну.

Когда прошли потрясение и стыд, начали искать козлов отпущения.

"Араб, — отмечает арабский писатель, — воздержится от принятия на себя ответственности за личные и национальные провалы и катастрофы, он склонен возложить вину на плечи ближнего. Араб любит винить чужеземца, земляка, лидера, всегда — ближнего, и очень редко — самого себя"{17}.

У этой привычки есть культурные истоки. Хамади объясняет это так:

"Из-за своего детерминизма араб всегда перекладывает ответственность на внешние силы. Безнравственность своего общества, его ошибки и провалы он объясняет роком, приписывает их сатане или империализму"{18}.

Материальная помощь, дипломатическая поддержка и военное сотрудничество союзников-британцев в войне 1948, нейтралитет американцев — все это почти достигло цели, которой добивались арабы — уничтожить государство Израиль. В арабской литературе эти события описываются как сионистское вторжение, поддержанное британским и американским империализмом.

Еще одно дополнительное объяснение своего провала было необходимо арабам. Невозможно было примириться с тем, что мужественных, невероятно бесстрашных арабов, рыцарей с львиным сердцем (седьмого века) победили евреи, самый униженный и презренный из всех народов, те самые евреи, которых арабы давно приговорили к смерти. Арабы с исторической точки зрения седьмого века считали евреев Эрец-Исраэль вечно подавляемым меньшинством. При османской власти евреи были гражданами второго сорта. На них налагались общественные запреты. Их насильно заставляли платить специальные повышенные налоги. Они не были одиноки: таково было отношение ко всем немусульманам. Но евреи в глазах арабов всегда были народом побежденным и униженным, на нем было клеймо поражений 70 и 135 годов. Христиане тоже были порядком ниже мусульман, однако за их спиной стояли мощные государства. У евреев ничего не было, и на обширных просторах христианского мира они тоже были отверженными. Даже если сам араб был объектом унижения и издевательства в мусульманском неарабском обществе, он все равно считал, что еврей ниже его. Несомненно, конфликт с евреями Эрец-Исраэль несколько изменил эту позицию, но все же потерпеть такое поражение на поле боя, в такой исторический момент и при таких благоприятных условиях — и от евреев! Это был невероятный удар по арабской гордости.

Государство Израиль, победившее арабов, оскорбившее их честь, отныне сделалось для них средоточием горечи, ненависти, жажды мщения; и по разным причинам эти чувства углубились с течением времени. Только исчезновение Израиля вернуло бы им честь и гордость. Снова — Israel delenda est.

****

Чем сильнее становилась международная позиция арабов, тем более усиливалась горечь провалов. Вспомним, что это была эпоха распада колониальных империй. Империи голландцев, бельгийцев, французов, британцев разваливались на глазах. В Азии и Африке сложилась мозаика независимых государств, многие из которых достигли своей независимости без борьбы или после недолгой сравнительно легкой борьбы. Арабские государства получали независимость одно за другим. Если в 1948 у арабов было семь государств, то в 1972 их число достигло восемнадцати. Влияние в ООН арабских государств, в которых уровень грамотности был одним из самых низких в мире, усиливалось быстрее, чем любой другой группы государств.

В те годы резко возросли их нефтяные ресурсы. В то время как другие народы тяжело трудились, чтобы добиться незначительного увеличения национального дохода и повышения уровня жизни, несколько арабских государств за одну ночь стали одними из самых богатых в мире по доходам на душу населения. Легкость, с которой были достигнуты богатство и влияние, и,в большинстве случаев, получение государственной независимости, привели арабские государства к мысли, что в 1948 произошла какая-то ошибка, ответственность за которую несут "империалисты". Придет время, и можно будет нанести удар по израильтянам и легко "сбросить их в море".

Новая мощная сила помогла усилению их надежд на победу и уничтожение Израиля. Советский Союз начал снабжать оружием Египет, Сирию, Ирак, поддерживать их политически, заменив таким образом Британию в качестве великого и мощного брата панарабизма.

****

Арабское отрицание еврейского государства в любой форме углубилось и обострилось еще из-за одного фактора. Чтобы уберечь самих себя и свои народы от расслабленности, от разумного примирения с существованием Израиля, арабские лидеры и интеллектуалы разработали некую всеохватывающую идеологию ненависти, которая оправдывала физическое уничтожение еврейского государства и даже истребление его жителей.

На это явление никто не обратил должного внимания, даже его гипотетические жертвы. Так же в свое время люди не придали серьезного значения программе, провозглашенной Гитлером в "Майн кампф". Его рецепт "окончательного решения еврейского вопроса" сочли бредом душевнобольного. Так же и провозглашенные арабами цели посчитали слишком невероятными, чтобы относится к ним серьезно, несмотря на то, что их излагали письменно и устно. По мере того, как все это переводили, появлялось мнение, что речь идет о второ-степенной литературе. Но это было весьма далеко о истины.

Эта литература представлена сотнями книг, публиковавшимися с 1948 в Египте, Сирии, Ливане, Иордании и Ираке, не говоря уже о сотнях статей, написанных в разных стилях, начиная от самого грубого и примитивного, рассчитанного на массы, и кончая изощренным и псевдонаучным. Главный мотив всех этих писаний формулируется так: уничтожение Израиля не только политическая необходимость, но и нравственный императив. Еврейский народ в целом преступен по своей природе и поэтому не только желательно, но и необходимо его уничтожить.

Эта теория в значительной степени основывается на традиционном антисемитизме. По широте и отсутствию всякой сдержанности арабская демонология опередила худшие проявления нацистской доктрины "окончательного решения" еврейского вопроса{19}.

****

После 1948 были случаи, когда арабы, получившие западное образование, вынуждены были признать, что, если Египет властвует над Газой, которая несомненно не принадлежит Египту, а Иордания властвует над восточной частью Иерусалима, которая также не входит в Заиорданье, то, похоже, что эти арабские государства оккупировали западную Палестину. Однако, объясняли они, арабское нападение было актом самообороны, поскольку само по себе провозглашение еврейского государства было агрессией против арабского народа. Израиль был создан для того, чтобы уничтожить арабскую нацию. Этими посылками всегда пользовался Абдель Насер.

"Все мы знаем, — говорил он 14 мая 1956, в восьмую годовщину провозглашения государства Израиль, — почему был создан Израиль. Не только для того, чтобы возродить национальный очаг, но и для того, чтобы стать одним из факторов уничтожения арабского национализма".

Любое нападение арабов на Израиль — акт самообороны, любое действие, которое предпринимает Израиль для своей защиты, — новая форма сионистской агрессии. Поэтому, когда Израиль отвечал на арабские террористические акты, пересекая линии перемирия, его обвиняли в нарушении перемирия. Более того, любое достижение Израиля, укрепляющее его или улучшающее жизнь в государстве, — акт агрессии против арабского народа. Открытие нового здания Кнесета в 1966 было актом агрессии. Любой дружеский шаг в сторону Израиля какого-либо государства или частного лица расценивался как враждебный выпад против арабского народа.

Однако представление о самом факте существования Израиля как об агрессии было лишь предисловием к "черной декларации" арабов. Следующим этапом стало обвинение в экспансии. Так возникла соответствующая литература об экспансионистских планах Израиля. В своем решении в октябре 1966 конференция партии Баас в Сирии провозгласила, что Израиль "боевая база для нападения, он служит интересам империализма в регионе и реакционных режимов... Израиль постоянно угрожает поглотить другие части арабской родины и уничтожить их арабские черты"{20}.

"С того момента, как силы, поставленные на службу сионизму во всем мире, пустили корни в Палестине, они могут угрожать всем арабским странам и подвергать постоянной опасности их существование. Средства, которыми пользуются силы сионизма, сделают арабский мир зависимым, парализуют его, помешают прогрессу и культурному развитию — если вообще арабу будет оставлено право на существование"{21}.

Во всем арабском мире принимается на веру тот факт, что на стене Кнесета есть карта, обозначающая границы Израиля согласно Божественному обещанию: от реки Евфрат до ручья Египетского.

Однако обвинения в экспансионизме не было достаточно. Его несколько изменили: не просто стремление к экспансии руководит Израилем, а ненависть к арабскому народу. Израиль стремится уничтожить единство арабов. Он враг их свободы, независимости, прогресса.

"Израиль охвачен глубочайшей ненавистью ко всему, что мы делаем для нашего прогресса, — писал один арабский сочинитель, — ибо наш прогресс — это смерть Израиля".

В арабской литературе содержится представительный список обвинений в действиях, которые предпринимал Израиль для достижения этих целей. Об Израиле говорят, что он вмешивался в разные международные переговоры, чтобы воспрепятствовать выделению займов и прочих форм помощи арабским странам и помешать развитию этих стран.

Или, например, Израиль воюет против арабской культуры. Израиль разработал широкий план внедрения израильских лекторов в американские университеты для преподавания арабского языка и культуры. Преподавание велось в форме, унижающей арабов. В Африке — так говорили африканцам — Израиль распространил фальшивые экземпляры Корана и различных христианских сочинений.

Особенно популярным стало соревнование арабских писателей и политиков в описании ужасающего положения арабского меньшинства в Израиле. Израиль изображался как государство, жестоко подавляющее арабов, лишающее их всех гражданских прав, даже не дающее им возможности заработать на жизнь. Арабы в Израиле, по легенде, не имеют возможности обратиться в гражданские суды, поскольку только военные трибуналы ведут их дела. У них отбирают земли, не дают воды для орошения. Нет ни одного араба среди 35 000 государственных служащих. Им не разрешают открывать свои школы для обучения на арабском языке. Не дают праздновать их праздники. Налагают на них специальные налоги. Что касается религии, им не разрешают посещать мечети. Мусульманские и христианские святые места постоянно подвергаются "нападениям" израильских властей.

Со временем нападки на Израиль усилились. Израиль жесток не только по отношению к арабам. Народ Израиля недобр и грешен по своей природе. Евреев все время унижали, и, в виде компенсации, они дают армии властвовать над собой. Они трусливы, и в спокойные времена пугаются малейшего признака прогресса в арабских странах. Во время боя они обращаются в бегство, лишь увидев мужественного арабского воина. (Их собственные победы для них добыли империалисты).

Израильтяне испорчены. Правительство, армия, полиция — все сотрудничают с контрабандистами, ворами, торговцами белым товаром. По сути, в Израиле вообще нет мало-мальски достойного правительства, о котором стоило бы говорить: страну возглавляют уголовные банды, выбившиеся в правящий класс.

Однако оплевывание Израиля и его народа было лишь небольшой частью того демонического образа, который был создан. Арабы изо всех сил старались создать вокруг Израиля и еврейского народа атмосферу ненависти и презрения, чтобы расчистить дорогу для его искоренения.

****

Вначале арабы предприняли некоторые практические антиеврейские меры: расширили экономический бойкот Израиля и любых связанных с евреями организаций. Условием торговли арабских стран с американскими фирмами было следующее: фирмы не должны быть еврейскими, продукция не должна производиться евреями, и чиновники фирм, посылаемые в арабские страны, не должны быть евреями. Однажды нефтяная компания под нажимом правительства Ливии прекратила пользоваться на своих танкерах шведскими безопасными спичками, торговый знак на коробках которых напоминал Маген-Давид.

Арабские идеологи извлекли на свет затертые, давно забытые истории о евреях из западных христианских источников, добавили все, что можно было найти в Коране и других мусульманских сочинениях, добавили жемчужины собственных измышлений, и все это представили как "известные факты".

В этих писаниях присутствует обычный мотив: евреи — люди самой низшей породы, самые презренные на земле. Они чванливы, высокомерны и хитры; они изменники и трусы; они корыстолюбивы и распущенны; они лгуны и обманщики. В прошлом они разрушали государства изнутри подрывной коммунистической деятельностью, а сейчас (в связи с союзом арабов с Советской Россией) они разрушают государства как капиталисты и колониалисты, давая ссуды правительствам под невероятный процент. Они ненавидят друг друга и всех остальных. Они ленивы и ненавидят тяжелый труд (потому нет еврейских крестьян). Они считают себя избранным народом и толкуют это как право безнаказанно совершать любое преступление.

Библия — книга безнравственная, она представляет собой эманацию еврейского духа — недоброго по своей сущности. Талмуд не менее безнравствен. Талмуд запрещает еврею красть, но разрешает красть у нееврея; он запрещает еврею заниматься прелюбодеянием, но разрешает брать жену соседа, если сосед нееврей; еврею запрещено убивать, но он может убивать нееврея.

****

Эта демонология широко пользовалась цитатами из западных антисемитских источников — сочинений Гитлера или Розенберга в Германии, Лиса или Джордана в Англии; древних мусульманских источников; это были и подражания западным остроумным антисемитским шуткам, иногда даже из еврейских источников.

Подготовив таким образом почву, арабы, как и нацисты, обратились к обвинениям особого толка, которые в Европе логически привели к "окончательному решению" в газовых камерах. Так, позаимствовав идею у нацистов, арабы обвинили евреев в том, что они испортили чистое мусульманское и христианское общество в Палестине, привнеся в него проституцию. Из древней мусульманской литературы они извлекли обвинение в том, что евреи пользуются колдовством для достижения своих целей. Из западных источников — что евреи всегда были вечными врагами человечества, что они виновники двух мировых войн.

Список полон, ничего не пропущено. Арабы без колебаний стали участниками мерзкой антисемитской травли двадцатого века. Именно арабы возродили к жизни кровавые наветы. Обвинение в том, что евреи пользуются кровью нееврейских младенцев для религиозных отправлений, обычно на Песах, излагается как историческая правда в большинстве арабских сочинений после 1948. Арабы используют все, что когда-либо писали европейские ненавистники евреев, стараясь спровоцировать погромы, и христиане-антисемиты, которые принесли кровавые наветы в Османскую империю в 19 веке. Книга, целью которой было внедрить в сознание идею кровавого навета, была выпущена в 1962 с разрешения правительства Египта.

И это еще не все. С того момента, как арабы приняли на себя миссию уничтожать и истреблять, они использовали самую ужасную из антисемитских христианских фальшивок: "Протоколы сионских мудрецов" — сочинение, которое стало центральной колонной гигантского здания антисемитского учения. Откровеннее, чем любая другая книга первой половины двадцатого столетия, это сочинение доказывало идеологическую справедливость физического уничтожения еврейского народа. Книга посеяла семена русского антисемитизма царской эпохи, стала учебным пособием германского нацизма, а некоторые даже называли ее "матерью Катастрофы"{22}.

Арабские идеологи сделали "Протоколы" главным оружием в своей кампании, готовившей почву для нового уничтожения еврейского народа. С 1949 по 1967 было опубликовано не менее семи переводов на арабский полного текста книги. Гаркави насчитывает еще пять книг, передающих краткое содержание протоколов, и еще тридцать три книги, в которых эти протоколы с одобрением цитируются.

Незаметно, как нечто само собой разумеющееся, этот наиболее отвратительный из всех антисемитских наветов был вплетен в официальную "доктрину" арабских правительств. В письме, посланном от имени главы своей канцелярии, глава правительства Ирака, обращаясь к переводчику, дал высокую оценку его переводу "Протоколов" в 1967. Знаменателен тот факт, что Абдель Насер обратил внимание посетившего его индийского писателя на "Протоколы". Он отметил, что "Протоколы" "не оставляют и тени сомнения, что триста сионистов управляют судьбами Европы"{23}.

Чтобы полно и плодотворно насаждать свое учение, арабские лидеры разработали учебную программу ненависти для своих детей. Антиизраильская и антиеврейская демонология стали основной темой изучения истории в школе, дети 10-летнего возраста начинают с "древней еврейской истории" в четвертом классе. Доктрину с хитроумной ловкостью внедрили и в другие предметы, не имеющие никакой связи с национальными или политическими проблемами. География, грамматика, литература, арифметика, сотни учебников использовали образ сиониста и еврея как воплощение зла, существо, которое следует убивать и уничтожать.

Арабских детей обучают кровавым наветам. Для египетских школ правительство в 1962 заново издало старую книгу о кровавых наветах, "Жертвоприношение человека в Талмуде". Новое издание предваряется вступлением Абделя Кати Джалала. Он утверждает:

"Талмуд верит в то, что евреи созданы из иного материала, чем остальные существа в мире, и те, кто не разделяет еврейскую веру, или животные или слуги и рабы евреев... Их мудрецы постановили, что нет иного закона, кроме их желания, и нет учения, кроме их вожделений. Они приказали своему народу делать зло другим народам, убивать детей, высасывать их кровь и грабить".

Эта книга, как и другие на ту же тему, перечисляет кровавые наветы, преподнося их египетским детям как истинную правду. Влиятельные в области образования люди заметили "Протоколы сионских мудрецов". Арабским подросткам преподносили это сочинение как признание евреями своих стремлений к господству над всем миром.

Под покровительством государства новое поколение арабов воспитывали в духе ненависти и презрения к евреям. Их учили верить, что правильно и хорошо для каждого уважающего себя араба не только воевать против еврейского государства, но также справедливо, желательно и даже жизненно необходимо его уничтожить; и не только уничтожить Израиль, но вести себя с его жителями как с порождением зла, которое надо выкорчевать.

Уничтожение Израиля и его народа — нелегкая политическая задача. Это стало само собой разумеющейся целью, важной не только для прагматических интересов, но и для будущего арабов, для арабской истории, чести и гордости арабов. Это стало основой основ арабского мышления и вовсе не скрывалось. Ни один арабский политик или мыслитель — за исключением одного или двух изгнанников, чьи имена достойны упоминания{24}, — не высказал противоположного мнения.
-----------------------------------------------------------------------------
1 "Тайме", 7 июня 1948.
2 Справедливости ради следует отметить, что не все арабь бежали. 100 000 из них не двинулось с места. Исконная ненависть к евреям и чувство принадлежности к арабском; народу не перевесили их привязанности к своему дому Эти арабы, несмотря на трудности, преуспели в Израиле в 1967 г. их было уже 350 000 человек (у них самая высокая рождаемость в мире).
3 Спустя три недели после окончания войны мне довелось побывать в этом районе. Я наблюдал за массой беженцев, переходивших через мост. Я спросил одного хорошо одетого молодого человека, откуда и почему он уходит. Он объяснил мне, что он иорданский чиновник, работал в Бет-Лехеме и получил указание предстать перед начальством в Аммане. Сразу же после перехода через Иордан арабы давали интервью иностранным корреспондентам и говорили, что их изгнали евреи.
4 Peter Young, The Israeli Campaign, 1967 (London, 1967), p. 32.
5 Иехошуафат Гаркави,"Позиция арабов в арабо-израильском конфликте" (Тель-Авив, 1968), стр.95.
6 И.Гаркави, "ООП в арабской стратегии" (Т.-А., 1969), стр.30, цитируется в кн. "Палестинские документы", т.2, стр.481.
7 На фестивале единства, 22 февраля 1965.
8 Хамади, стр.217.
9 H.A.P.Gibb and H.Bowen, Islamic Society and the West (London, 1950), PP.215-216.
10 Забавный пример замкнутого цикла воображения и системы арабских ценностей — броское высказывание арабского писателя Махмуда Русана: "Арабы изобрели колесо, на котором построена современная цивилизация, теперь они поставляют нефть, которая вращает это колесо". Palestine and Internationalization of Jerusalem (Baghdad, 1965), p.2.
11 Позднее добыли четыре боевых самолета. Они сыграли решающую роль в переломе в военных действиях, остановив у Ашдода продвижение египетских войск.
12 Гражданская администрация британцев ушла из страны 14 мая 1948 г. Армия начала готовиться к уходу позднее, процесс ухода завершился 1 августа.
13 Британцы сами заявили в палате общин в конце февраля о том, что 5 000 арабов из соседних стран пришло в Палестину за предыдущие три месяца.
14 Лишенный всякого основания оптимистический расчет. Позднее обнаружилось, что лишь 4 000 арабов Эрец-Исраэль участвовали в боях (см. выше—"За кулисами").
15 Эли Кадури, "Версия Чаттам-Хауз", см. выше, стр. 232-233, цитирует арабский историк Абдель Разак эль-Хусни. По словам Джемаля, план был отменен в связи с аннулированием Портсмутского соглашения.
16 John Glubb, A Soldier with the Arabs (London, 1957), pp.63-66.
17 F.A.Sayegh, Understanding of the Arab Mind (Washington, 1953), p.28.
18 Хамади, стр. 187
19 Перечислять детали антиизраильской и антиеврейской кампании пришлось бы долго. До сих пор лишь один исследователь взялся детально изучить этот отвратительный аспект войны арабов с Израилем. Иехошуафат Гаркави провел обширное и углубленное исследование этой литературы. Сделав это темой докторской диссертации, он рассмотрел период до 1967, затем расширил рамки исследования и написал несколько обширных сочинений. В них с научной основательностью цитируются тысячи документов, главным образом, после 1948. Народ Израиля, и все свободомыслящие люди должны быть благодарны доктору Гаркави (в прошлом генералу Армии обороны Израиля) за его точное исследование, дающее представление об ужасающей идеологии ненависти, которую внедряют в души людей в арабских странах и за их пределами. Материал последующих страниц этой книги базируется на главном сочинении доктора Гаркави "Позиция арабов в арабо-израильском конфликте" (Тель-Авив, 1968).
20 И.Гаркави, "ООП в арабской стратегии" (Тель-Авив, 1969), стр.30, цитируется в кн."Палестинские документы", том 2, стр.481.
21 ConstantineZurayk,TheMeaningofDisaster(Beirut, 1956), p.69.
22 By Norman Cohn, Warrent for Genocide: the Myth of the Jewish World Conspiracy and Protocols of Zion (London, 1967).
23 R.K.Karanjia, The Arab Dawn (Bombay, 1958), р.ЗЗО.
24 Алжирский писатель в изгнании Абдель Разак Кадер мужественно выступал по вопросу об Израиле. См. его взвешенную и аргументированную статью "Истинный враг палестинского народа" ("Джерузалем Пост", 8 января 1969).


Источники: 
Хроники Иерусалима


  Rambler's Top100

Адрес:    webmaster@russianseattle.com
Copyright © 1999 - 2001 russianseattle.com All rights reserved
Последнее изменение: 10 мая  2002г.