---   Война с терроризмом   ---

Израиль

  

 

Шмуэль Кац.  Земля раздора


Действительность и фантазии в Эрец-Исраэль

Перевод с Иврита Ефрема Бауха
Израиль, 1992

 

9. После войны Судного дня

 

В своем оригинальном варианте, на английском, книга была закончена в начале 1972. Только в дополнительных заметках на полях в последний момент, на корректуре верстки, упомянуто было событие, которому суждено стать поворотным пунктом в истории войн арабов против еврейского государства. В июле 1972 президент Египта официально потребовал от правительства СССР вывести своих "советников" (по слухам, более 30 000) из страны. По его словам, это было связано с тем, что не были выполнены его просьбы и его не снабдили более современным оружием. Итак, советское правительство вернуло большинство военных советников из Египта.

После изгнания наступил период взаимных обвинений и дискредитации. Запад радовался разрыву между Египтом и СССР. Радость была еще больше из-за того, что изгнание произошло после впечатляющего соглашения о нормализации отношений между СССР и США. Один из параграфов соглашения (подписано в Москве, 29 мая 1972 президентом Никсоном и генеральным секретарем КПСС Леонидом Брежневым) гласил, что оба правительства берут на себя "особую ответственность делать все от них зависящее, чтобы не возникали конфликты и ситуации, могущие усилить международную напряженность".

Американская политика на Ближнем Востоке была такова, что становилось ясно: в середине 1972 США стоят на пороге периода длительного ослабления напряжения — и благодаря действиям Садата, и благодаря согласию советских лидеров проявить большую сдержанность.

На самом же деле, изгнание советских военных советников из Египта и шумное "охлаждение" отношений между двумя государствами было обманным маневром, отлично скоординированным, хитро продуманным и безукоризненно проведенным. А обязательство СССР придерживаться параграфа в соглашении с США об ослаблении напряженности было не более, чем ловушкой. Как выяснилось позднее, оба эти шага предшествовали скоординированному нападению арабов на Израиль в октябре 1973.

Цели и результаты египетского плана, сложные уловки, которыми изобиловало его выполнение, — все это было позднее описано в книге Абд ас-Сатара ат-Тавила (в то время — военного корреспондента египетского еженедельника "Роз аль-Йусеф") "Шестичасовая война. Из дневника военного корреспондента". Приводим фрагмент из его книги:

"Различные правительственные учреждения распространяли слухи и преувеличивали количество и качество вооружения, необходимого для вступления в войну с Израилем. Именно тогда обе стороны — Египет и СССР — пришли к соглашению о поставке оружия во второй половине 1973, а фактически поставки уже начались. Вдруг все завсегдатаи кафе в Египте и других арабских странах — на Евфрате и в Бейруте — сделались знатоками вооружения. Без конца они обсуждали то или иное оружие, которого недоставало. Языком ученых и специалистов разговаривали о том, что русские не хотят поставить египтянам ракеты известного класса и даже сокращают поставки запасных частей, дойдет до того, что наши самолеты превратятся в металлолом, и они не смогут взлететь, и вообще невозможно будет противостоять "Фантомам" и "Миражам". Эти доморощенные специалисты обстоятельно обсуждали особенности наступательного и оборонительного оружия, по собственному разумению определяли разницу между ними, обычно преувеличивая ее. Вопреки всему, как потом обнаружилось в бою (в следующих главах описываются бои), именно оборонительные ракеты против самолетов сыграли роль наступательного оружия в войне 6 октября. Более того, египетские газеты часто помещали сообщения о том, что Каир склоняется к приобретению западного оружия. Действительно можно купить определенные виды вооружения на Западе, однако перевооружить всю армию — означает отсрочить войну на долгое время, пока египетская армия не освоит это оружие... Все эти разговоры о вооружении, о недостаточном его количестве преследовали одну цель — создать у противника впечатление, что одна из причин, не позволяющих Египту начать войну, — отсутствие современного первоклассного оружия... И весь мир был удивлен, когда разразилась война. Один из представителей Пентагона так выразил свое удивление: "Они [то есть израильтяне] даже не подозревали, что у египтян и сирийцев такое количество и такие виды советского оружия, поскольку арабы беспрерывно жаловались на отказ СССР поставлять этим двум странам современное наступательное оружие в необходимом количестве".

И на отношения между Египтом и СССР египтяне накинули маскировочную сеть, чтобы отвлечь внимание противника. Дело дошло до того, что многие арабы начали сомневаться в истинности дружбы между Египтом и СССР. Существовало мнение, что арабы не получают от СССР поддержки в своей борьбе. Эпизод июля 1972, решение Египта обойтись без помощи советских специалистов также было использовано. Сознательно или бессознательно, но многие не услышали много раз повторенные слова президента Садата, что это всего лишь "временная размолвка между друзьями". Теперь мы знаем, что одной из причин отказаться от советских военных советников была необходимость готовиться к войне, которая выглядела бы затем как самостоятельное и независимое решение египтян и в которой использовались бы только египетские силы. Советники к тому времени уже завершили свою работу по подготовке ракетных систем и других чувствительных видов оружия. Египетская система камуфляжа в значительной степени использовала этот эпизод — желание отказаться от услуг советских специалистов вызвало сомнение в угрозах египетского режима пойти по тропе войны. Как сможет египетская армия вести войну без тысяч координирующих ее действия советских специалистов, разбросанных по главным военным базам, обучающих там египтян обращению с оружием и управлению им? Кроме того, кампания, вводящая Израиль в заблуждение, вызвала в арабском мире подозрения, что отказ от советских специалистов — результат секретного соглашения с США и их союзниками в регионе, которое приведет к мирному соглашению в обмен на ликвидацию советского военного присутствия. Значит, нечего ожидать войны или военного конфликта. А пока шли лихорадочные приготовления к войне. Когда же она началась, внезапность сопровождалась неограниченной советской поддержкой как на международной арене, так и в поставках вооружения. В первые дни войны тот же представитель Пентагона высказал свое мнение об этой внезапности: "Мы и представить себе не могли, что СССР сделает то, что сделал, после грубых демаршей против него в арабском мире, после охлаждения отношений с Каиром в результате 'исхода русских из Египта'. Когда я посетил поле боя седьмого октября, я слышал, как египетский солдат, выразил суть арабо-советской дружбы в простых словах: '...Может кто-то и верит всем этим разговорам, но ведь дружба-то расцветает — меня же учили пользоваться советским реактивным гранатометом против танков"'.

В первую годовщину войны Судного дня были опубликованы фрагменты из книги ат-Тавила в "Роз аль-Йусеф", официальном органе единственной правящей партии в Египте. Еженедельник (позднее ат-Тавила стал его редактором) сообщил читателям, что сам президент Садат поддерживает ат-Тавилу в его работе над книгой. На самом деле Садат собственной персоной редактировал текст книги. Автору было даже дано почетное право ознакомиться с секретными документами ("Роз аль-Йусеф", 7 октября 1974). Спустя год Садат лично подтвердил версию ат-Тавилы в интервью Каирскому радио (24 октября 1975) и описал изгнание советских специалистов как "стратегическое прикрытие ... блестящий отвлекающий маневр перед вступлением в войну".

Год после июля 1972 египтяне готовили неожиданное форсирование Суэцкого канала, чтобы скоординировать его с одновременным наступлением сирийских войск на Голанских высотах. Кстати, сирийцы извлекли пользу из египетских и советских уловок. Специалисты, покинувшие Египет, были переведены в Сирию. Москва сделала это не без согласия Египта. По мнению Каира, "национальные интересы требуют продолжения присутствия советских специалистов в регионе" (ЭАль-Ахрам", 31 октября 1975).

Арабские государства вынашивали свои великие стратегические планы. Много раз арабы угрожали использованием колоссальных нефтяных ресурсов в политической войне, но к этому не относились серьезно: слишком трудно было скоординировать действия государств-поставщиков нефти и, в частности, добиться единства и среди неарабских государств {Арабские члены ОПЕК—Алжир, Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт, Ливия, Саудовская Аравия, Ирак и Катар. Неарабские — Индонезия (наблюдатель), Иран, Эквадор, Габон, Венесуэла и Нигерия.}. Тем не менее в 1970 государства, поставляющие нефть, объединились в организацию ОПЕК, и сразу начали повышать цены на нефть, вначале сравнительно умеренно. Однажды в 1973 эти государства пришли к революционному решению: резко, одновременно поднять цены на нефть. Организация арабских нефтяных государств в то же время приняла решение — объявить эмбарго во время войны, готовящейся против Израиля. Эмбарго должны были объявить западному миру, чтобы заставить Израиль капитулировать. В одну ночь государства Европы и Японии, зависящие от ближневосточной нефти, превратились в униженных просителей.

Время провозглашения декларации ОПЕК — 16 октября 1973 — на одиннадцатый день войны Судного дня и резкое поднятие цен на нефть во время объявления эмбарго успешно работали на арабов. Получалось, что именно Израиль — источник всех бед Запада. На следующий день арабские экспортеры нефти обнародовали угрозу "уменьшить добычу нефти во всех арабских странах, экспортирующих нефть, на пять процентов по сравнению с сентябрем и каждый последующий месяц снижать настолько же, до тех пор, пока израильские силы не освободят полностью арабскую территорию, захваченную в Шестидневную войну в июне 1967 и не вернут законные права палестинскому народу". Эта угроза никогда не была осуществлена. В марте 1974 эмбарго отменили, и по сей день обсуждают, каких оно достигло масштабов. Несомненно, чрезвычайность ситуации была преувеличена — эмбарго вызвало панику, и до сих пор ужас перед ним сохранился на Западе. Влияние эмбарго даже на саму войну было незначительным, но могло бы быть ужасным из-за капитулянтства перед арабской угрозой большинства европейских стран.

****

Можно было завершить войну в считанные дни. Однако ослабление бдительности Армии обороны Израиля, понижение уровня дисциплины и технического обслуживания в сочетании с неправильной оценкой правительством намерений арабов и СССР дало арабам тактическое преимущество в начале кампании. Израиль не сумел нейтрализовать успех внезапности нападения со стороны сирийцев и египтян и сразу ответить должным образом. Некоторые из командиров израильской армии на первых этапах войны были захвачены врасплох на поле боя и совершили ошибки. Это стоило Израилю значительных потерь, арабы же добились впечатляющих успехов. В руках египтян была полоса берега восточнее Суэцкого канала, а в руках сирийцев — большая часть Голанских высот. Только героизм и самоотвержноость солдат и офицеров израильской армии на обоих фронтах предотвратили военную катастрофу.

Несмотря ни на что, Армия обороны Израиля не только сумела выйти из тяжелого положения, но и опрокинула все расчеты противника. На десятый день войны она освободила всю территорию Голанских высот, захватила часть территории Сирии и прямо угрожала Дамаску. На юге вторая и третья египетские армии держали полосу на восточном берегу Суэцкого канала. В центре египетского фронта был осуществлен прорыв в глубь Египта, и израильская армия захватила на западном берегу канала значительно большую территорию, чем египтяне на восточном; фактически, дорога на Каир была открыта. Третья египетская армия попала в окружение западнее канала и судьба ее была предрешена. Именно в этот момент американская администрация начала политическое давление на Израиль, требуя прекращения огня. Правительство Израиля не смогло сопротивляться этому давлению и согласилось на прекращение огня.

Моральная слабость европейских государств обнаружилась в дни войны во всей своей неприглядности. Одной из причин тяжелого положения израильских войск в начале войны было решение правительства Израиля — даже после того, как ему с опозданием стало ясно, что арабы начинают войну, — не наносить первыми превентивного удара. Более того, намеренно не было проведено мобилизации резерва, основы Армии обороны Израиля.

Эта сдержанность преследовала единственную цель — отмести любое сомнение в том, кто агрессор. Правительство Израиля не хотело, чтобы его опять обвинили в агрессивности, как в 1967, когда оно приняло превентивные меры в ответ на закрытие Тиранского пролива и концентрацию огромных египетских и сирийских войск на границах с Израилем, открыто угрожавших ему уничтожением. Выяснилось, что сдержанность правительства Израиля ни к чему не привела и не оказала никакого влияния, а цена этой сдержанности оказалась слишком высокой. Не были приняты во внимание истинные намерения и подводные течения международной жизни. Когда правительство США обратилось к европейским правительствам с просьбой предоставить промежуточные аэродромы и возможности заправки самолетов для переброски вооружения и боеприпасов атакуемому и истекающему кровью Израилю, они отказали США, боясь ответной реакции арабов. К счастью, у США было соглашение с Португалией об использовании базы на Азорских островах, и португальцы выполнили свои обязательства, благодаря чему на последнем этапе войны был обеспечен необходимый объем снабжения и быстрота доставки. Неприглядное поведение европейских государств усугубилось после использования арабами "нефтяного" оружия. Европейские правительства, по общему мнению, уважаемые и гордые, проявили полнейшую беспомощность. "Мы стоим немногого",— сказал министр иностранных дел Франции Мишель Жубер, выступая перед Национальным собранием ("Ле Монд", 19 октября 1973, с. 7). Его германский коллега разъяснил позднее, что его "правительство знает границы влияния" ("Нью-Йорк Таймс", 29 марта 1974, с. З).

Влияние нефтяного бойкота было, главным образом, психологическим; это выяснилось позднее и не сразу. Бойкот отвлек внимание обывателей от резкого поднятия цен на нефть (в четыре раза за два месяца){15 октября 1973 цена барреля нефти в течение 78 часов подскочила с 3,01 доллара до 5,1 1 долларов, а 1 января 1974 удвоилась и дошла до 1 1,65 долларов.}. Бойкот оказал влияние как угроза, как демонстрация потенциальной силы арабских нефтяных государств. Несмотря на все это, в будущем, вероятно, намного труднее будет ввести в действие нефтяной бойкот. Созданы резервы нефти, система взаимопомощи и сотрудничества между государствами, нуждающимися в нефти, открыты новые залежи, развиваются альтернативные источники энергии.

Поднятие цен на нефть привело к ощутимым и быстрым изменениям в развитии международных отношений после октября 1973. Резко увеличился экономический потенциал арабских государств. Эту мощь арабы откровенно перевели на язык политического давления, иногда продуманного, иногда неприкрыто грубого. Основная цель осталась прежней — уничтожение Израиля. Но параллельно возник еще один мотив — мотив арабской нации как мировой силы, которая отомстит Западу за бездушное отношение к себе. Видения нового золотого века власти над миром разжигает воображение арабов; и это связано не только с их легендарными богатствами, а, скорее, с желанием видеть народы христианского мира — британцев, французов, немцев и даже американцев, жадных до нефти и долларовых сделок, унижающимися перед мусульманами.

****

Стечение обстоятельств дало арабам преимущества и выгоды. Это было связано с проблемами, переживаемыми США (травма Вьетнама и Уотергейта) и политикой Вашингтона в отношении СССР.

В начале 1976, после того, как Запад потерпел поражение в Анголе, где кубинские войска под покровительством СССР, снабжавших их оружием, с успехом вмешались в ход гражданской войны, многие в США пришли к выводу, что политика "детанта" — разрядки. провозглашенная несколько лет назад, провалилась, и сложилась крайне гротескная ситуация. Критики "детанта" давно говорили, что эта политика проистекает из полного незнания особенностей мышления советских лидеров или неумения их постичь. Вместо того, чтобы заставить русских отказаться от мечты о мировом господстве, "детант" углубил идеологическое противостояние, оказался мощнейшим оружием в реализации планов экспансии и установления господства коммунизма во всем мире.

Стало видно, каковы масштабы провала. "Детант" не был некоей общей платформой. Это было формальное соглашение со многими пунктами, подписанное Никсоном и Брежневым в Москве в мае 1972. В добавление к обязательствам двух сторон делать все от них зависящее, чтобы не возникали конфликты и опасные очаги международного напряжения, договаривающиеся стороны заявляли в двенадцати согласованных "основополагающих принципах" о необходимости предотвращать развитие ситуаций, которые могут привести к опасному ухудшению отношений между ними "вплоть до военных столкновений" (полный текст этих "принципов" опубликован в бюллетене госдепартамента США в Вашингтоне, 26 июня 1972, С. 898, 899).

****

Что касается арабо-израильского конфликта, то это соглашение привело к явной потере бдительности в Иерусалиме и Вашингтоне. Именно пункты, которые могли бы предотвратить войну, СССР никогда не выполнял. Под прикрытием дымовой завесы "ухудшения" отношений с Египтом СССР поставил Египту и Сирии огромное количество оружия явно не "для предотвращения конфликтов". Более того, вопреки взятым на себя обязательствам, русские не предупредили американцев о нападении, которое готовили арабы. За два дня до начала войны они послали в Египет самолеты, чтобы вывезти оттуда семьи советских подданных. И это американская разведка приняла за признак "ухудшения" отношений. После того, как русские предоставили египтянам и сирийцам всю необходимую помощь для создания военного преимущества в момент нападения, они продолжали поставки и во время войны, заявив о "непрекращающемся потоке оружия и боеприпасов из СССР в Египет и Сирию по воздуху и по морю" ("Правда", 15 октября 1975). Более того, русские призвали другие арабские страны принять участие в этой войне. 9 октября Брежнев обратился с посланием к президенту Алжира Бумедьену, а затем и к другим арабским лидерам:

"В большей степени, чем когда-либо раньше, арабская солидарность должна играть решающую роль. Сирия и Египет ни в коем случае не должны быть одинокими в войне с предательски хитрым врагом".

****

Однако покровительство агрессии на Ближнем Востоке было лишь частью динамичной политики советских лидеров. СССР продолжал наращивать свою военную мощь, чего нельзя сказать о других областях хозяйства В 1975 личный состав вооруженных сил СССР достиг 4,4 миллиона, что было вдвое больше армии США. По всем видам вооружения, за исключением вертолетов, СССР опережал США. В вооружении сухопутных войск соотношение достигло 6:1; несмотря на то, что СССР отставал по качеству самолетов, в 1975 он производил их в четыре раза больше, чем США.

Увеличение советского флота также явно шло вразрез с соглашением о "детанте," и это было наиболее грубым нарушением. Положение в этой сфере Джеймс Шлезингер, в то время министр обороны США, охарактеризовал так: "Советский военно-морской флот превратился в мощную силу, бросающую вызов силам США' (статья "Час испытания для Америки", журнал "Форчун", март 1976).

Более того, СССР использовал несколько формулировок первого соглашения о сокращении стратегического вооружения (САЛТ-1, 1972), уклоняясь от выполнения других пунктов и так получил преимущество в области ядерных ракет. Не менее важно, что, нарушив это соглашение, СССР построил систему противоядерной обороны. { Из статьи Пола Нице "Обеспечение стратегическогс равновесия во время 'детанта"("Форин Эфферс", Нью-Йорк, январь, 1976). Нице представлял американскую делегацию на переговорах САЛТ-1. В статье дается детальный анализ позиций обеих держав и их относительного ядерного потенциала.}

Все это время США снижали свои военные расходы (3% в год), посылали в СССР колоссальное количество зерна и другие необходимые продукты, чтобы помочь русским в преодолении их хронического недостатка в снабжении населения, а СССР не сокращал вооружения. США помогли СССР в развитии технологий, которых он самостоятельно вообще не мог бы разработать.

Следует отметить, что все это время главный архитектор внешней политики США доктор Генри Киссинджер отвергал любую критику в ее адрес, все сомнения и подозрения, которые вызывало русское руководство Он защищал СССР даже во время войны Судного дня заявив, что русские "ведут себя менее вызывающе более сдержанно, меньше угрожают военным вмешательством, чем в Шестидневную войну 1967". Он заявлял также, что поведение СССР в те дни нельзя назвать безответственным { "Нью-Йорк Таймc", 13 октября 1973. На это заявление остроумно отреагировал известный американский исследователь Теодор Дрейпер:"... Киссинджер как будто сначала ожидал, что русские сами нападут на Израиль, а потом пришел к выводу, что они соблюли сдержанность" (статья "С 1967 по 1973" в "Комментари", декабрь 1973)}.

****

Но поистине революционного успеха, последствия которого еще скажутся, СССР достиг открытием Суэц-кого канала. Параллельно с увеличением своих военно-морских сил СССР расширял сеть баз в районе Индийского океана и Персидского залива. До открытия канала виюне1975СССР создал не менее четырех баз в районе канала: три в Народной республике Южный Йемен и одну, самую большую за пределами СССР, в Барбара (Сомали).

Открытие канала резко усилило мощь СССР. С этих пор у Москвы не только была материальная возможность осуществлять политику вмешательства и расширять сферы влияния, но и она не была связана никакими обязательствами. Москва теперь свободно могла распоряжаться своими силами. До сих пор канал был препятствием в советской стратегии, а отныне стал инструментом в ее руках. Советские лидеры сразу же почувствовали, что США как-то странно беспечны по отношению к открытию канала.

То ли из-за опасной близорукости своей политики, то ли из-за глубокого фатализма, то ли из-за безразличия, то ли из-за всех этих факторов главный геополитический и идеологический противник сам отдал СССР козырь, который открыл для него возможность господства в Индийском океане и Персидском заливе, а, следовательно, над источниками нефти на Ближнем Востоке и в Африке. США также дали СССР возможность использовать свои военно-морские силы и географическую близость к районам, где он хотел внедриться. Открытия канала удалось добиться благодаря инициативе и усилиям Государственного секретаря США. Удивительно, но подарок был сделан СССР как бы невзначай, как бы по рассеянности, взамен не потребовали никаких уступок, обязательств, даже обычной благодарности. Более того, в мире это было представлено и принято Западом как часть дипломатической победы США. Поистине ситуация, достойная пера Кафки и Орвелла!

****

Сразу же после вступления на должность Государственного секретаря доктор Киссинджер собрал представителей тринадцати арабских государств в ООН и высказал свое понимание того, что арабские государства не могут смириться с существующим положением на Ближнем Востоке. Он обещал им, что США будут способствовать разрешению проблемы ("Ха-арец", 26 сентября 1973).

Спустя одиннадцать дней Египет и Сирия напали на Израиль. Данных американской и израильской разведки оказалось недостаточно, чтобы предвидеть это. После тяжелых поражений, которые были в начале войны, после того, как Армия обороны Израиля повернула ход событий и СССР организовал "воздушный мост" для доставки оружия арабам, Израилю понадобилось дополнительное вооружение. Восемь дней прошло, пока в Израиль пришли партии оружия, обещанные до этого США, и никто не объяснил причины задержки. На взволнованные ежедневные обращения израильского посла госсекретарь отвечал, что министерство обороны задерживает поставки. На самом же деле министерство обороны действовало по указаниям госдепартамента.[Историю о "восьми днях" проанализировал и объяснил Эдвард Н.Лутвак и Зеев В.Лаквир в статье "Киссинджер в войне Судного дня" ("Комментари", сентябрь 1974).] То, чего госсекретарь не объяснил послу Израиля, он объяснил командующему американским флотом адмиралу Р.Зумвольту-младшему: он намерен допустить "достаточное кровопускание, чтобы Израиль смягчился после войны, когда начнутся дипломатические переговоры" ("Нью-Йорк Таймc", 17 марта 1976).

После двух недель войны, по мнению известных военных специалистов, у Израиля была возможность сломить агрессивность Египта, нанести тяжелое поражение Сирии, обеспечить себе мир на долгие годы и к тому же задержать (что было в интересах Запада) распространение русских и умерить их аппетиты южнее и восточнее Суэцкого канала. И именно в этот момент госсекретарь США передал — после соглашения с СССР — предварительный "совет" согласиться на немедленное прекращение огня.

Под давлением и угрозами американского госсекретаря рухнули все надежды Израиля использовать решительный военный перевес, за который было заплачено страшной ценой. Египетские силы, форсировавшие канал — Третья армия — были окружены и оказались без снабжения. Израилю было достаточно подождать, и они вынуждены были бы сдаться в плен. Южная часть канала снова отошла бы к Израилю. Но американские власти потребовали снять окружение.

Госсекретарь навязал Израилю процесс, который отнял у него плоды победы. Речь идет о так называемом "соглашении о разъединении". Положение на местности было сложным. У обеих сторон были подразделения в тылу противника. Логически следовало простое решение: вернуть силы Израиля из глубинных областей Египта на восточный берег Суэцкого канала, а египетские силы — из полосы, захваченной ими в Синае, на западный берег канала. Таким образом, канал стал бы линией "разъединения". Это и предложил премьер-министр Израиля, но не такими были планы американского госсекретаря. Под его усиленным давлением отступил только Израиль. По первому соглашению о разъединении линия (январь 1974) проходила по перевалам Митла и Гиди в пятнадцати километрах в глубине Синая.

По второму "соглашению о разъединении" (сентябрь 1976) правительство Израиля отказалось от этих стратегических перевалов и присутствия на берегу Суэцкого залива, от нефтяных полей Абу-Рудес, которые были источником 60% нефти, обеспечивающей Израиль.

Египет великодушно согласился принять все это, обещав не нападать на Израиль в течение трех лет, и открыл канал. Открытие канала с полной серьезностью все (за исключением египтян) объявили "шагом в направлении к миру", великим достижением стран Европы (и они могли пользоваться каналом) и даже уступкой Израилю [однако Израилю так и не дали воспользоваться правом прохода через канал].

Трубные звуки победы, сопровождавшие дипломатические шаги Киссинджера, заглушали голоса протеста в Израиле и в других странах. Нельзя было, как считали многие, давать такие огромные стратегические преимущества арабам и русским (которые скромно стояли в стороне) перед Израилем и Западом.

И на сирийском фронте американское давление привело к тем же результатам, хотя и несколько менее драматичным. Но и там отступил только Израиль и не только с территории в глубине Сирии, с которой можно было угрожать Дамаску, но и с полосы на Голанских высотах, занятой еще в Шестидневную войну. За это сирийцы повели себя так же, как египтяне: согласились получить все, что им дали, и даже в придачу — заем от США.

Итог деятельности американского госсекретаря ясен. Сначала задержал поставки оружия Израилю, на пике его победы заставил согласиться на прекращение огня и спас Египет и Сирию от полного и окончательного поражения; все открыто и недвусмысленно сделал именно так, как обещал представителям арабских государств в ООН до войны. Сразу же после начала войны он поторопился выразить понимание арабских намерений: "Условия, приведшие к войне, были таковы, что арабские государства не могли их выдержать" ("Нью-Йорк Таймc", 26 октября 1973). Спустя две недели, находясь в Китае, дал прогноз, явно предвещавший недоброе: если удастся организовать так называемые "мирные переговоры", перед Израилем встанут тяжелейшие проблемы, ему придется отступить с территорий, и тогда возникнет необходимость в "гарантиях безопасности" — американских и международных ("Нью-Йорк Таймc", 13 ноября 1973). И границы, которые он определял для Израиля, по его собственному мнению были небезопасными. Из нескольких выступлений Киссинджера тех дней следовало, что он заставит Израиль отступить почти со всех территорий, которые тот занял во время отражения агрессии арабов в 1967. Это был первый этап достижения цели, которую арабы поставили перед собой. Дополнительное разъяснение этим выступлениям Киссинджера дал президент Садат. С февраля 1974 он несколько раз подчеркивал, что ценит "реальный вклад" американской политики и лично верит человеку, которого он, кстати, называл "мой брат Генри". Снова и снова он повторял, обращаясь к своему народу и слушателям за границей, что уверен в победе арабов. Эхо этой уверенности звучало в речах деятелей и других арабских стран, среди них министра по делам нефти Саудовской Аравии шейха Аль-Ямани ("Нью-Йорк Таймc", 17 марта 1974).

Ясно было, что госсекретарь выставил также и свое условие: арабским лидерам придется смириться с тем, что не удастся достигнуть полного отступления Израиля в один этап. Следует вести политику "разрезания колбасы", или, на более высоком языке, политику "поэтапного дипломатического движения к миру".

****

"Соглашения о разъединении" американский госсекретарь назвал крупной дипломатической победой. Египет фактически ничем не поступился, а США в ближайшем будущем должны были извлечь из ситуации большие преимущества: заменить советское влияние своим. И действительно, Египет снова начал кампанию критики и обвинений против СССР, который будто бы не обеспечил египтян современным оружием. Кампания была похожа на предыдущую, перед войной Судного дня, и вполне могла скрывать обманный маневр в стиле 1972-73. После открытия Суэцкого канала уменьшилось значение Египта в процессе советского проникновения в Африку, Индийский океан. Персидский залив и Красное море. Была возможность заменить базы в Египте, например, морскими базами в сирийском порту Латакия или в Ливии. А американцы могут и далее гордиться своими успехами в Египте и политикой "детанта", дающей большие выгоды СССР. И какой бы крикливой ни была перебранка между Москвой и Каиром, это не помешает снабжать Египет оружием, как снабжали и до войны Судного дня.

****

Уже до войны Судного дня можно было понять, что богатые нефтью арабские страны стремятся использовать нефть как политическое оружие. После войны это стало кошмаром для западных государств: им необходимо было справляться с повышением цен на нефть в четыре, а то и в пять раз. Экономика западных стран могла этого не выдержать, лидеры оказались в полной растерянности; картины хаоса. Апокалипсиса рисовались их воображению.

Не сразу можно было точно определить то влияние, которое окажет переход финансовых ресурсов Запада в казну горстки государств, владеющих нефтью. Сначала Запад преследовали страхи, что владельцы нефти купят значительную часть предприятий в западных странах, и это окажет отрицательное влияние на общественный сектор. Затем выяснилось, что огромные резервы денег в малонаселенных странах — в Саудовской Аравии, Ливии, Кувейте — не ведут к расцвету их промышленности и экономики. В Европе, Японии и особенно в США начали лихорадочно скупать в арабских странах земли, банковские акции, торговые и промышленные предприятия, нефтяные компании. Даже сфера культуры оказалась втянутой в этот круговорот. Покупались акции крупных издательских компаний, в американских университетах создавались факультеты по изучению ислама и арабской истории.

Оправданными или неоправданными были тревоги, но вал инициативы захлестнул Запад, который, в свою очередь, разными способами стремился возвратить хотя бы часть потока нефтедолларов, уплывающих за его пределы. Так же, как агенты арабских нефтедобывающих стран рыскали по всем западным столицам, агенты Запада искали инвеститоров в арабских столицах, желающих вкладывать деньги в торговлю, промышленность, банки, землю и недвижимое имущество. Круговорот нефтедолларов стал национальным спортом на Западе. Какими бы ни были результаты этого двустороннего процесса, он оказал большое политическое влияние на арабо-израильский конфликт.

Погоню Запада за нефтедолларами арабы использовали в области финансов и бизнеса: углубили и расширили бойкот Израиля, занося в черные списки фирмы, торговавшие с Израилем. Арабы пытались вовлечь западные фирмы в этот бойкот — заставляли не вступать в деловые отношения с поставщиками-евреями, с компаньонами-евреями и даже работниками-евреями. Все это в основном совершалось за кулисами сделок. Однако результаты бойкота широко рекламировались, например, рекламировалось движение, требовавшее исключить из эмиссии бумаг международного займа лондонского банка в пользу японской компании два известных еврейских банка в Британии — "Н.М. Ротшильд и сыновья", "С.Г. Варбург". Общественность воспротивилась, но это не помогло. Банки не были допущены к эмиссии.

Многие компании отказывались участвовать в этих поистине нацистско-расистских действиях {Арабы и не скрывают, что следуют примеру германско-нацистского бойкота евреев}, но многие сдались. "Лига против клеветы" в Нью-Йорке даже провела исследование и пришла к выводу, что на самом деле существует "широкая готовность" бизнесменов и американских компаний поддержать этот бойкот.

****

Эти изменения в мировой экономике отразились на позициях западных государств в отношении арабо-израильского конфликта. Единственным мерилом справедливости отныне было владение нефтяными ресурсами и покупательная способность. Почти не было случая, чтобы культурные западные государства решительно отвергли антиизраильские резолюции, представленной арабами в ООН, какими бы безнравственными, безосновательными и детски наивными с интеллектуальной точки зрения они ни были. Обычно западные государства воздерживаются от голосования, факты конфликта вообще никого не интересуют. Западные государства как бы стоят в стороне и от империалистических притязаний арабов, жаждущих уничтожения Израиля, и демонстрируют отсутствие исторических, политических и моральных связей с Эрец-Исраэль, страной, столько сделавшей для мировой культуры. Не высказывая этого прямо, они готовы беспечно согласиться на отступление Израиля с территорий до границ прекращения огня 1949, которые были границами "окончательного истребления", запланированного арабами в 1967.

Самым выдающимся успехом арабов после 1973 было то, что они сумели превратить международное сообщество в пассивных сообщников, признающих законным уничтожение Израиля. Чтобы признать за арабами это право, необходимо было отмести культурные ценности цивилизации; необходимо было развалить все международные учреждения, созданные ООН для развития и защиты этих ценностей, необходимо было уклониться от принципов декларации ООН. Арабские страны не встретили серьезного сопротивления.

Спустя год после войны Судного дня миру был представлен следующий спектакль: лидер арабских террористов Ясер Арафат с пистолетом за поясом под бурные выкрики и овации произнес речь на Ассамблее ООН. Спустя еще четырнадцать месяцев на заседания Совета безопасности ввели наблюдателя от ООП.

****

Для арабов это было не внезапным использованием возникших у них возможностей, а результатом изменения их тактики после того, как они поняли силу нефтедолларов. До войны в их пропаганде, кампаниях давления, стратегии властвовала логика географии: вначале "ликвидация результатов агрессии в войне 1967", то есть отступление Израиля к линиям прекращения огня 1949; затем — объединенное нападение на ослабленное государство Израиль арабских масс, переодетых в "палестинцев" и воюющих "за возвращение законных прав", другими словами, за уничтожение Израиля.

Когда же они увидели первые плоды американского давления, заставившего Израиль отказаться от части достижений 1967, и поняли, что в успехе их борьбы никто не сомневается, они изменили тактику. Теперь можно было немедленно — без поэтапного отхода Израиля — заложить дипломатические основы для реализации самого крайнего предела их мечтаний: внедрить в сознание мира представление о "палестинском государстве", которое восстанет на развалинах Израиля. Для этого необходима широкая и скоординированная дипломатическая операция арабских государств, советского блока и африканских государств, действующих по указке арабов. Такая кампания проверила бы реакцию западных государств: до какой степени они готовы принять этот план, оставаясь пассивными.

****

Долгий путь прошли террористические организации после своего решительного поражения в Иордании. Арабские государства поторопились вернуть им покровительство. Конечно, следовало не замечать того, что террористы мстят, большей частью символически, Иордании. Но террористам давалось понять, что в ответ на покровительство, поддержку, снабжение оружием, помощь в военной силе (главным образом, базы в Ливане), в военной подготовке и в пропаганде их основная деятельность должна быть направлена против Израиля.

Символическая месть выразилась в возникновении новой террористической организации, называвшей себя "Черный сентябрь" в память о событиях в Иордании в 1970. Организация взяла на себя ответственность за убийство 28 ноября 1971 на улицах Каира главы правительства Иордании Вацфи ат-Тала. Четверо покушавшихся не сопротивлялись при аресте. Власти Египта не привлекли их к суду, а затем по прошествии времени вообще освободили.

Фактически "Черный сентябрь" не был новой организацией, однако глава ООП избегал солидаризироваться с ней из-за невероятной жестокости террористических акций, ставшей как бы почерком этой организации.

В течение двух лет большинство акций эта организация проводила далеко от Израиля. Это, в основном, были попытки атаковать израильские гражданские самолеты на земле (в аэропортах Рима и Афин) или в воздухе. К примеру, не вызвавшая подозрения девица, которая летела рейсом "Эль-Аль" в Израиль, везла подарок от своего друга, а это была взрывчатка с часовым механизмом. Самыми драматическими были нападения на невинных людей, не имеющих отношения к Израилю, находившихся в самолетах, которые летели в Израиль или куда-то еще. Террористы держали их как заложников, пока не выполнялись все предъявленные требования. Обычно они требовали освободить из тюрем в Израиле или в другой стране своих товарищей, затем денег и права перелета в арабскую страну. С тех пор арабский террор стал частью международного. Было опубликовано множество сообщений о сотрудничестве арабских террористов с террористами Италии, Германии. Ирландии и других стран.

К примеру, самым крупным террористическим актом в Израиле была акция, которую совершили в 1972 три японца: они открыли огонь в аэропорту Лод. 25 марта они сошли с самолета, заняли позиции в зале ожидания и открыли огонь из автоматов по пассажирам, прилетевшим с ними. Двадцать семь человек было убито среди них двадцать паломников, приехавших из Пуэрто Рико на Пасху на Святую землю. Восемьдесят человек было ранено. Двое из нападавших было убито или покончили с собой, а третий — Козо Окамото — был осужден на пожизненное заключение. Все трое входили в японскую террористическую организацию "Объединенная Красная армия".

В том же году "Черный сентябрь" совершил убийство одиннадцати израильских спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене. У израильтян не было оружия, и никто их не охранял. На них напали прямо в спальнях. Спустя полгода члены "Черного сентября" совершили такую же акцию, словно пытались продемонстрировать новый стиль ведения войны. На этот раз они выбрали полем битвы посольство Саудовской Аравии в столице Судана Хартуме. Без всякого труда они проникли на прием, устроенный послом, захватили заложниками пять невооруженных дипломатов и забаррикадировались в одном из блоков здания посольства. Сразу же они освободили двухарабов, оказавшихся среди заложников — хозяина дома и иорданского дипломата. Долгие часы длились переговоры с властями Судана. За это время террористы посылали своему начальству отчеты и получали приказания. Все переговоры велись с Бейрутом по беспроволочной связи. Были убиты три оставшихся заложника — один бельгиец и два американца. Убийцы были арестованы.

Вероятно, из-за внутриарабских междоусобиц суданцы решительно развеяли атмосферу тайны, окружавшую "Черный сентябрь", который представлял себя самостоятельной организацией. Были опубликованы документы, доказывавшие, что "Черный сентябрь" — это, по сути, ООП, и официальный представитель ООП в Хартуме организовал убийство. Позднее вице-президент Судана сообщил, что приказ об убийстве дипломатов был отдан секретным шифром из Бейрута, из штаба ООП. Неофициальные источники добавили, что приказ отдал сам Ясер Арафат. После этого Арафат признал, что несколько членов ООП входят в "Черный сентябрь". В Иордании был схвачен один из членов ООП, который признался, что оперативный командир "Черного сентября" — заместитель Арафата Салах Налеф по кличке Абу-Айяд.

Весь западный мир был потрясен убийством израильских спортсменов в Мюнхене. После отвратительного убийства в Хартуме гневу мировой общественности не было предела. Правительство США требовало от Судана осудить убийц по всей строгости закона. Все газеты мира призывали найти средства против этого нового варварства. По мнению "Нью-Йорк Таймc", трудно было даже представить, что "Черному сентябрю" дадут возможность существовать.

Когда грянула война Судного дня, никто уже не мог более утверждать, что "Черный сентябрь" — это не часть ООП, а ООП со всеми примкнувшими к ней организациями — это не координируемая арабскими государствами сила. Каждую акцию ООП восторженно встречали в арабских странах, но только Ливия официально заявила, что приложила руку к делам "Черного сентября" (II июня 1972). Всегда находилось арабское государство, которое помогало ООП. Арабские посольства, нарушая все дипломатические установки, превратились в базы террористов{исчерпывающее описание "Черного сентября" дал Кристофер Добсон в серии статей в "Дейли Телеграф" (Лондон, июль 1973 г.). }.

В любое время террористы находили убежище в арабских странах (за исключением Иордании). Не раз их там встречали как героев. Судан под давлением США обязался наказать убийц. Однако спустя некоторое время их отослали в Египет, и Садат выпустил их на свободу.

Большие возможности показать себя появились у Ясера Арафата и его организации с началом войны Судного дня. Армия обороны Израиля воевала на двух фронтах и была в нелегком положении. Почти весь резерв был мобилизован, и в гражданской жизни царил беспорядок. Положение было удобным, идеальным для больших операций — для открытия "третьего фронта" на ливанской границе, чтобы отвлечь сюда часть израильской армии, для нападений на военные объекты в тылу, в Иудее и Самарии, на шоссе и в городах. И этого ожидали все, кто слушал радио и смотрел телепередачи, рассказывавшие о масштабах и возможностях "палестинских" организаций. Но ничего не произошло. Ни ООП, ни другая какая-либо организация не проявили себя в дни войны Судного дня.

Только после войны — в атмосфере подавленности, которая царила в Израиле после того, как стало известно об ошибках начала войны, о большом числе потерь, о жестокости американского давления, — террористические организации вышли на "поле боя". Теперь уже не было необходимости скрывать "Черный сентябрь". Отныне организация выступала как часть ООП, действуя с баз в Ливане.

Весной 1974 началась серия акций. В тот год террористы совершили более десятка больших и малых актов, подкладывали ручные гранаты в кинотеатр в Тель-Авиве, союзники арабских террористов из других стран однажды бросили гранаты в зрительный зал. Часть акций удалось предотвратить. Нападения совершались и в северных поселениях — Нагарии, Шомере, на иорданской границе — в Бейт-Шеане. "Крупные" акции в Кирьят-Шмона и Маалот показывают "героические" способности атакующих.

Три члена ООП, двое из Сирии и один из Ирака, 11 апреля 1974 вошли в городок на ливанской границе в Галилее Кирьят-Шмона до восхода солнца и укрылись в пустом здании школы. На рассвете они начали стрелять из окон. С появлением израильских солдат они сумели ускользнуть из школы, перейти улицу, вбежать в один из домов, ворваться в квартиру, убить хозяйку, сорокалетнюю Эстер Коэн, ее семнадцатилетнего сына Давида и четырнадцатилетнюю дочь Шулу. Затем начали врываться в другие квартиры, убивать людей, которые собирались завтракать. В некоторые квартиры швыряли гранаты. Это длилось около десяти минут. Террористы вошли в соседний дом. Пока их обнаружили и ликвидировали израильские солдаты, они успели убить шестеро детей в возрасте от двух с половиной до одиннадцати лет и восемь взрослых. Шестнадцать человек было ранено. Двое солдат было убито.

Спустя месяц террористы совершили еще более "сенсационное" нападение в городке Маалот, находящемся недалеко от ливанской границы. Они пробрались сюда в три часа ночи, когда весь городок был погружен в сон Постучали в дверь одной из квартир, и один из террористов крикнул на иврите: "Полиция! Обнаружены террористы!" Когда им открыли двери, убили на месте хозяина — Иосефа Коэна, его жену Фортуну и четырехлетнего сына. В пятилетнюю дочь тоже стреляли, но она осталась жива. Из квартиры Коэна двинулись через шоссе, снова к зданию школы. Там в это время находились приехавшие на экскурсию школьники из Цфата. Террористы, размахивая автоматами, собрали детей и учителей в школьном зале. По пути несколько детей и учителей сумели выпрыгнуть в окно. Остальных террористы держали четырнадцать часов. Когда солдаты ворвались в школу, террористы открыли огонь по детям. Двадцать детей было убито на месте, другие умерли позже от ран. Всего было ранено 84 человека.

Арабские средства информации взахлеб рассказывали об этих акциях. Представитель ООП назвал их на совете министров иностранных дел арабских стран в Рабате "великими доказательствами воинского героизма".

****Потрясение, охватившее Запад, не удержало арабские государства от большой дипломатической атаки. Первый этап был успешно завершен в конце 1974. Особенно активную роль играл в ней сам Арафат: по два раза посетил столицы арабских стран — в апреле и в июне, был в Москве. Ранее, в марте, Арафат встретился в Каире с министром иностранных дел СССР Андреем Громыко, после чего Громыко заявил, что СССР считает ООП единственным представителем палестинцев.

Впечатляющим достижением арабов было драматическое голосование в ООН 14 октября 1974, когда 105 государств высказались за то, чтобы Арафат выступил с речью по палестинскому вопросу на Ассамблее. Особого морального значения это голосование не имело. Большинство тоталитарных государств автоматически превратило ООН в убогое, но опасное место, в трибуну для дискуссий, которые не имели никакого отношения к идеалам этой организации, провозглашенным при ее создании. ООН не только дала законное основание убийствам и варварству, уничтожению государства и народа, но разрушила и формальную законность собственного существования как представительной организации государств. Франция и Италия проголосовали "за". Из всех западных стран (за исключением Израиля) против проголосовало три — Боливия, Доминиканская республика и США. Остальные воздержались [Воздержались: Британия, Западная Германия, Гватемала, Австралия, Барбадос, Бельгия, Бирма, Канада, Колумбия, Коста-Рика, Дания, Эквадор, Гаити, Исландия, Лаос, Люксембург, Голландия, Никарагуа, Парагвай. Уклонились от голосования: Чили, Гранада, Лесото, Непал, Южная Африка, Свазиленд, Гондурас, Румыния, Бага-мские острова]

Правительство Франции решило увеличить вклад европейских стран в поддержку арабов. Министр иностранных дел Франции Жан Сувеньяр выехал с официальным визитом на Ближний Восток. Первую остановку он сделал в Бейруте. 21 октября Сувеньяр стал первым западным министром иностранных дел, который пожал руку Ясеру Арафату. Более того, он выразил Арафату большое уважение, обратившись к нему со словами "месье президан" ("господин президент"), а на пресс-конференции назвал Арафата "умеренным лидером", обладающим всеми данными "истинного политика", идущего "конструктивным путем". Сувеньяр сказал это без всяких разъяснений спустя восемь месяцев после убийства западных дипломатов и пять месяцев после убийства детей в Маалот.

****

Итак, все было готово для того, чтобы арабские государства могли на законном основании создать "атеистическое демократическое государство" на месте Израиля. 29 октября 1974 главы арабских государств собрались в столице Марокко Рабате и провозгласили, что они "вновь подтверждают

а) ... право палестинского народа на возвращение на свою родину;

б) ... право палестинского народа создать на любой части освобожденной Палестины национальное суверенное образование под руководством ООП, единственного законного представителя палестинского народа арабские государства обязуются поддерживать эту инициативу во всех областях и на всех уровнях;

в) ... поддержку ООП в реализации ее национальных и международных стремлений на уровне обязательств арабских государств." Решения были приняты в Рабате единогласно. Эти решения лишили короля Хусейна возможности требовать обратно Западный берег, но он давно смирился с реальностью и согласился с тем, что террористы служат более эффективным средством уничтожения Израиля. У него была надежда, что ООП отблагодарит его за эту позицию и даст возможность сохранять власть в Заиорданье, хотя для ООП Заиорданье не более, чем восточная часть Эрец-Исраэль (что справедливо), и большинство палестинских арабов живет именно там. Давно уже арабский мир снова принял Хусейна в свои ряды. Египет и Сирия восстановили с ним отношения накануне войны Судного дня, и он освободил из тюрем 756 террористов.

В Рабате царило единодушие. И президент Садат, которого его западные защитники называют "умеренным", даже не попытался смягчить формулировки, хотя бы семантически. Этот "умеренный" за год до войны Судного дня поклялся в одной из каирских мечетей, что вернет евреям определенный им в Коране статус преследуемых, угнетаемых и подавляемых.

В еженедельнике "Аль-Муцвар", одном из центральных изданий в Египте, в седьмом номере за 7 декабря 1973 в статье редактора было переведено на понятный язык, что собираются сделать после "возвращения законных прав": "Английское слово 'peace' ('мир') можно перевести на арабский двумя понятиями — 'цулах' и 'салам'. И на иврите существует разница между этими понятиями".

Далее объясняется, что Израиль может надеяться на "салам", если удовлетворит территориальные требования арабов в настоящий период (отступление к линиям прекращения огня 1949).

"Но 'цулах' — дело абсолютно иное. 'Цулах' означает, что евреи Палестины — я вновь повторяю это и подчеркиваю — евреи Палестины — будут жить под одной крышей, под одним флагом с арабами Палестины, в атеистическом государстве, где нет религиозного фанатизма и расизма, и будут жить в той же пропорции, которая была в 1948. Я имею в виду коренных евреев Палестины, их сыновей и внуков. Они останутся на землях Палестины и будут там жить вместе с коренными арабами Палестины. Евреи, приехавшие из других мест, будут возвращены в те места и страны, в которых жили их отцы до 1948..."

Эта статья — парафраза конституции ООП, так называемой "Национальной палестинской конвенции".

Спустя две недели после конференции в Рабате Арафат произнес речь на Ассамблее ООН. Теперь он получил официальные недвусмысленные полномочия от всей арабской нации. Выступление было приурочено к тому времени, когда на Ассамблее председательствовал араб Бутелика (Алжир). Он исполнил свой долг и обращался с Арафатом с почтительностью, которой не удостаивались лидеры государств. Никто не возражал. Арафат не разочаровал тех, кто его поддерживал. После атаки в советском стиле на империализм и колониализм, и их прислужника — сионизм, он продемонстрировал богатый арабский набор клеветы и измышлений против сионизма и еврейского народа и попросил мировой поддержки для ликвидации государства Израиль и создания палестинского демократического атеистического государства. Только в одном отступил Арафат, сделав поблажку чувствительности Запада. Не все евреи, которые прибыли после 1948, будут изгнаны. Евреям, живущим в Израиле, можно остаться при условии, что они согласятся принять законы "демократического атеистического государства".

****

Теперь арабам было намного легче приучать мир к нацистской идее, что, если еврейское государство исчезнет, мир от этого не пострадает. Арабы устранили еще две преграды, мешавшие единому арабо-мусульманскому господству на всей территории от Персидского залива до Атлантического океана.

Первая преграда — курды в Ираке, мусульмане, но не арабы. Вторая — христиане в Ливане. У курдов не было своего государства, и из поколения в поколение они боролись на своей территории в северной части Ирака не за суверенитет, а за автономию внутри арабского государства. Много раз им давали обещания и не выполняли их. Не раз правительство Ирака безуспешно пыталось подавить их силой.

Это сопротивление, стоившее Ираку немалой крови, Иран при поддержке США поддерживал оружием. Помощь Ирана была вызвана давней враждой между странами, связанной с конфликтом по поводу владения водной артерией, разделяющей их. Когда же их интересы, связанные с нефтью, оказались общими, представители Ирака и Ирана встретились в марте 1975 на конференции ОПЕК в Марокко (очевидно, при поддержке Арабской лиги), и там Ирак пошел на некоторые уступки в обмен на отказ Ирана от поддержки курдов. Курдам, стремящимся уйти от благ арабского мира, разрешили за определенный короткий срок пересечь границу и получить право убежища в Иране.

В Курдистане же Ирак поторопился поэтапно осуществить план "окончательного решения проблемы".

Восемьдесят процентов производимой в районе продукции "купило" правительство Ирака по бросовым ценам, лишив жителей заработка. Из Курдистана вывезли почти всех врачей и медицинский персонал.

В каирской газете "Аль-Ахрам" было опубликовано описание плана заселения египтянами Курдистана и строительства там для этой цели трех новых городов. Если эти планы не будут сорваны — память о Курдистане исчезнет.

****

В Ливане наступление началось спустя месяц. Нелегко далась нападавшим победа. Ливан — единственная страна, где у мусульман нет абсолютной власти и им приходится мириться с тем, что они на втором месте. Вся история Ливана в нашем столетии — это проблема христианской общины, окруженной враждебной мусульманской средой. В последние годы с усилением преследований христиан в арабских странах Ливан принял многих беженцев-христиан из этих стран'". По национальному соглашению (1943) президент страны и командующий армией — христианин, а премьер-министр — мусульманин; в парламенте — христианское большинство, а председатель — мусульманин.

Но мусульмане не терпят ничего, кроме абсолютной власти. Два раза из-за статуса христиан происходили кровавые события. В 1958, чтобы успокоить страсти в Ливане, США пришлось прислать морскую пехоту.

Христиане поняли, что их ждет, после войны Судного дня, когда мусульман охватила лихорадка. Христиане увидели также реакцию на это американской дипломатии. Христиане неплохо подготовились к обороне, но слишком уж большие силы противостояли им. Их соседи-мусульмане получили подкрепление от Сирии в виде террористических организаций, которые стали отныне главными проводниками политики панарабизма.

Бои продолжались месяцами, особенно в Бейруте. Цветущая столица Ливана, торговый и финансовый центр арабских стран, уже который год охвачена огнем. Целые районы Бейрута превратились в развалины, ежедневно гибнут тысячи людей. После года гражданской войны погибло двадцать тысяч человек.

Мусульманам удалось положить конец преимуществу христиан, хотя и не была определена форма правления государства. Армия распалась по религиозному признаку и не представляет никакой реальной силы. Президент был избран парламентом, находящимся как бы под арестом. Президентом остался христианин, но его кандидатура подходит сирийцам. Христиане не могли смириться с поражением и продолжали сопротивляться. Но после того, как мусульмане достигли желаемого, они начали ссориться из-за дележа трофеев. Сирия решила, что настал час осуществить давнюю мечту и стать великой державой. Ливанские же мусульмане думали иначе: они считали, что борются и несут жертвы во имя своих целей, а не во имя Сирии. Террористические организации, участие которых было решающим в победе над христианам, считали, что они должны определять судьбу Ливана.

Затем сложилась парадоксальная ситуация: христианские государства, которые в замешательстве все это время отводили глаза, чтобы не видеть резни, которую Сирия учинила в среде христиан, благословили отправку сирийских солдат в Ливан как "защитников мира".

Но Арафат и лидер друзов Камаль Джумблат (возглавляющий силы ливанских мусульман, большей частью коммунистов) воспротивились передаче Ливана Сирии. Они оказали жестокое сопротивление. Сирийцы же поддержали христиан и спасли их от полного уничтожения. Итак, при поддержке сирийцев христиане одержали верх. В ближайшем будущем снова установится равновесие между сирийцами, ливанскими мусульманами и террористами. Таким образом появится возможность открыть четвертый фронт против Израиля на юге Ливана, где можно сконцентрировать арабов, облачив их в "палестинское" обмундирование, и сообща на всех фронтах нанести удар Израилю — последней преграде на пути к "единству арабской нации".

****

А пока арабские государства продолжают вести борьбу против статуса Израиля в мировом содружестве. Тактика весьма напоминает нацистскую: изображать еврейский народ и Израиль в черных красках, используя скудное и серое воображение антисемитов всех поколений. Если придет час, когда Израилю будет угрожать физическое уничтожение, то культурные народы отнесутся к этому привычно беззлобно. Арабы продолжают приучать мир к картине замены Израиля "палестинцами".

Пока у них еще нет возможности изгнать Израиль из ООН или применить к нему санкции, которые можно отменить в Совете безопасности, используя право вето. Однако арабы добились принятия антиизраильских решений в разных гуманитарных учреждениях ООН таких, как ЮНЕСКО (организация ООН по образованию, науке и культуре), где Израиль исключили из региональной группы, несмотря на его вклад во все сферы деятельности этой организации. Не помогли протесты деятелей культуры и науки, вышедших из организации в знак солидарности с Израилем. Да и сама Ассамблея приняла резолюцию, приравнивающую сионизм к расизму. Этого даже западные государства не могли вытерпеть. Тридцать четыре из них голосовали против. Но этот единственный случай протеста еще более подчеркивает капитуляцию западных государств перед скоординированной арабо-советской кампанией, цель которой — превратить Израиль в "прокаженное" государство. Пока эти попытки превратили саму ООН в карикатуру. Бывший представитель Израиля в ООН Абба Эвен сказал однажды, еще до войны Судного дня, что если арабы внесут в ООН резолюцию о том, что земля плоская, они тотчас же получат 40 голосов в поддержку. А в нынешней ситуации (1974-75) получат все 110, в то время как западные государства воздержатся, потому что побоятся унизить арабов. Когда совесть не позволяет им поддержать арабов, они скромно воздерживаются, какой бы глупой и постыдной не была внесенная арабами резолюция" [11].

Страны Запада не возражали против включения ООП в международные организации, как будто она представляет национальное образование на территории Эрец-Исраэль [12]

Душители Чехословакии, разрушители Йемена, убийцы курдов и жителей Южного Судана, расисты Уганды и устроители кровавой резни в Ливане прогуливаются по коридорам ООН вместе с представителями западной цивилизации, соблюдая все парламентские правила вежливости; они ищут возможность теми или иными формулировками и уловками сломить стойкость духа Израиля, прикрываясь словоблудием о поисках мира и справедливости.

-----------------------------------------------------------
Примечания:
[11] Однажды представитель Саудовской Аравии в ООН заявил, что Катастрофа — выдумка сионистов. Никто из западных представителей не протестовал, и только после выступления представитель Британии попытался исправить положение. Представитель Дании молчал, когда саудовский представитель сказал, что Анна Франк — тоже выдумка. Он сослался на информацию "солидной шведской газеты", но и швед не поднялся и не сказал, что речь идет о мало кому известной желтой неонацистской газетенке.
[12] В результате эти организации тонут в дискуссиях, выслушивая обвинения против Израиля,


Источники: 
Хроники Иерусалима


  Rambler's Top100

Адрес:    webmaster@russianseattle.com
Copyright © 1999 - 2001 russianseattle.com All rights reserved
Последнее изменение: 10 мая  2002г.