12 января 2000 г.


Рыцарь Вахтанг

 
Photo

Фото Романа КОКШАРОВА.


Кто не имеет своего лица, тот то и дело меняет личину. Кто боится быть собой, надевает защитную маску. На карнавале масок трудно не заметить ЛИЦО. Лицо Вахтанга Кикабидзе.


Екатерина ПЕВНЕВА


     Он не старается никому угодить. Не боится быть старомодным. Не ломает себя. Не отрекается от того, что ему дорого. С ним тепло и надежно — как с добрым старым другом. Он поет о том, что в действительности не рухнуло и не рухнет ни при каких катаклизмах: о красоте дружбы, о верности в любви к женщине и к родине, о не пришедших с войны, с нежностью — о детях и одиноких стариках... Нынешнее время — время разобщения. Но на его концертах люди разных поколений и национальностей — как одно целое.

     — Вахтанг Константинович, в России сейчас отношение ко всем кавказцам, мягко говоря, настороженное. Вам не обидно за своих?

     — Обидно. Россия и Кавказ должны жить в мире. Кавказ — очень необычный регион, особенно Грузия. У нас столько воинственных соседей — Турция, Иран, Афганистан, Чечня. А грузины издавна славились своим гостеприимством. Все беды, наверное, оттуда и идут. Когда женщины и дети подходят к границе, грузины не могут их не принять. А вот кто за ними придет — неизвестно. Я считаю, что вся эта чеченская война — срам. Политики заработали на ней большие деньги, а рядовым россиянам она была не нужна. Простому человеку вообще война не нужна, кем бы он ни был по национальности.

     — Русские вообще-то тоже известны своим гостеприимством...

     — В криминальной хронике, которую показывают по телевизору, очень часто повторяются истории с похожим сценарием: «Три друга, Петя, Вася и Ваня, вошли в дом, выпили, потом подрались и... Петя Ваню зарезал». На Кавказе такого произойти не может. Гость в доме — святое. И женщин у нас больше уважают. Русские мужики, конечно, могут обижаться, но если честно взглянуть правде в глаза, они поймут, что я прав. Знаю, русских шокирует, что на Кавказе место женщины — на кухне. Но просто у нас абсолютно другой быт. Такова традиция — хозяйка дома следит за тем, чтобы на стоде всего было вдоволь, чтобы гость чувствовал себя уютно. Кавказцев, кстати, так же шокирует, когда в России женщина садится за стол... и выпивает водки столько же, сколько мужчина. Пьяных женщин я терпеть не могу. И мужчин тоже.

     — А сами никогда не напивались?

     — Напивался. Но никогда — до такой степени, чтобы пойти не туда, куда надо, и кому-то доставить хлопоты. Хотя, пожалуй, один случай ни в какие рамки не укладывается. Это было в Москве в 1979 году. Я знал, что завтра мне должны вскрывать череп и делать более чем рискованную операцию. Был почти уверен, что с хирургического стола уже не встану. Я позвонил своему другу москвичу. Говорю — приезжай, выпьем. Дали сторожу деньги, вышли в ночь, выпили, поговорили, я с ним попрощался и вернулся обратно. Врач, когда об этом узнал, обалдел. Из палаты таким перегаром несло! Но операция прошла удачно.

     — Кавказцы славятся умением ухаживать за женщинами. У вас есть определенный типаж, на который вы однозначно, что называется, западаете?

     — Внешность имеет значение, но все-таки вторичное. Женщина должна быть интеллигентной. Я на этом зациклен. К сожалению, интеллигентность сегодня встречается редко. Сегодня в любом городе можно выйти на улицу с долларами в кармане и тебе сразу принесут на подносе женщину. Красивую, да. Но не более. Лично мне это неинтересно.

     Ухаживать за женщинами надо. За всеми, кроме жен своих друзей. А вот если ты мужа женщины не знаешь, тогда можно. Хотя, есть, конечно, вероятность познакомиться с ним в перспективе... И во что это знакомство выльется, никто не знает. Но на этом жизнь держится. На любви.

     — Как вы познакомились со своей женой?

     — Это случилось в Будапеште, в день убийства Кеннеди. Я приехал туда на гастроли с группой «Диэло», а Ирина — со своей труппой. Она ведь у меня актриса, балерина бывшая. Так вот, в городе стоял такой крик и плач, что мы думали — война началась. Все высыпали из гостиницы. Там мы и познакомились. Выяснилось, что она тоже из Тбилиси.

     — Почему именно она? Женщин много, женятся не на всех?

     — Вот на нее я и запал, как вы сказали. Она из хорошей семьи, интересный человек. И танцевать бросила не из-за меня, не думайте. Сама так захотела. Артисты балета рано со сцены уходят, и потом — дети уже пошли, тяжело ей стало семью с работой совмещать.

     — Вашей жене, наверное, нелегко приходилось. Жить с героем грез советских женщин, секс-символом, извините уж за выражение...

     — Наверное. Но она никогда это не показывала. Если бы показала, то мне, наверное, тяжело бы пришлось. Но моя жена намного умнее и интересней меня. А я старался соблюдать главную заповедь в любви — не предавать и уважать любимого человека.

     Я считаю, что беды в дом приходят не от мужчин, которые не понимает ценности семьи. И того, что семья — это в первую очередь ЕГО ЖЕНЩИНА. И, конечно, дети.

     — Что еще отличает настоящего мужчину?

     — Было такое слово «рыцарь», впоследствии исчезнувшее. Если сегодня молодого человека спросить, кто такой рыцарь, он скажет — человек, который в доспехах на лошади да с мечом в руках. А ведь рыцарство — такое емкое понятие. Рыцарь любит Родину, свою семью, детей, друзей. Рыцарь может сделать доброе дело, но никогда не станет насильно делать окружающих счастливыми. Рыцарь умеет слушать, быть неназойливым. Обычно таких людей не видно, но в экстремальной ситуации они всегда рядом. Я бы хотел, чтобы все мужики были такими.

     Когда я в сложных ситуациях выбирал единственно верный, рыцарский выход, я был по-настоящему счастлив.

Справка

     Вахтанг Кикабидзе, по матери — Багратиони.

     Родился 19 июля 1938 года в Тбилиси. Образование — неполное высшее (два курса иняза). В школе три раза оставался на второй год, очень не любил математику.

     Певец, актер, сценарист, режиссер, лауреат трех Государственных премий СССР, народный артист Грузии.

     С 1966 года женат, имеет сына, дочь и трех внуков. Обожает рыбалку, футбол, фильмы «Бег» Наумова и Алова и «Полет над гнездом кукушки» Милоша Формана, традиционный джаз 20-40-годов и поп-рок классику, главных героев книг «Хаджи Мурат» Толстого и «Иметь — не иметь» Хэмингуэя, кушать стоя в забегаловке, как босячок. И вспоминать историю о том, что роль Гоши в фильме «Москва слезам не верит» писалась под него, а не под Баталова, но ему ввиду занятости пришлось от нее отказаться. Фильм был бы совсем другим.

 

Рига. Газета Час
http://www.chas-daily.com/